Невероятное происшествие в двух частях

Печать и PDF
Опубликовано: 
16 января 2011

Часть первая. XXVII съезду КПСС посвящается

 

В марте 85-го покойный генсек Черненко переехал из палаты Центральной клинической больницы прямо в Колонный зал Дома Союзов. В третий раз за неполные три года прогремели басовые аккорды «самого безумного детища Шопена» (по меткому выражению Шумана), и тем завершилась финальная сцена достопамятной эстафеты на лафетах от Колонного зала до Красной площади. Постепенно прояснилось: эпоха, названная «застоем», ушла в могилу Черненко; вместе с ней ушло время пышных похоронных постановок.

Зато в 650 драматических театрах страны стали появляться такие «репертуары», которые ещё недавно считались репертуарами сомнительного свойства, оскорблявшими советскую медицину (сельхозпроизводство, торговлю и другие отрасли народного хозяйства) и наносившими культмассовому искусству идейный и эстетический ущерб. Количество таких постановок возрастало в «эпидемических» масштабах. Не обошлось без новой конъюнктуры гласности и перестройки: советские театры, идущие в ногу со временем, должны были что-то такое дать зрителю, но что дать – за неимением «залитованных» пьес и сохранившихся от прежних времён опасений худруков дать всё-таки что-то не то – сказать по-гоголевски, чёрт его знает! Тогда как нельзя кстати пришёлся «Последний посетитель» Дозорцева, «залитованный» в начале 1986 года самим Товстоноговым и шедший, помимо Ленинградского БДТ, на трёх московских сценах одновременно. Кто-то напишет позднее, подытоживая с высоты прожитых лет: «спектакль в постановке Товстоногова был художественно слаб». Но уже к концу 86-го года «Последнего посетителя» играли в 130 театрах страны; по количеству постановок и проданных билетов он не знал себе равных, и по признанию Р. Стуруа, стал театральным событием года.

«Секрет полишинеля» был прост, как всё гениальное: «Посетитель» появился в нужное время в нужном месте, несмотря на прокрустово ложе Главлита, прокушенную ногу своего автора и едва не закончившееся трагически «ралли» с… танком на шоссе под Лугой. Танк обогнал «жигулёнок» Дозорцева, едва не смяв его, а сам Дозорцев, как подобает истинному художнику, опередил своё время. Всего на два-три доперестроечных года, которых вполне хватило Минкульту, чтобы успеть внести спектакль в список не рекомендованных к постановке, со всеми «вытекающими». Самому Товстоногову потребовался весь 85-й год на получение «лита», не без ухищрений: пришлось «закрыться Лениным», притом так искусно, чтобы «Они! аплодировали вместе с нами». «Закрылись» не только Лениным, но и приурочили премьеру к… XXVII съезду КПСС! Об этом не пишет Дозорцев, но нам удалось отыскать «программку» спектакля Ленинградского БДТ (конечно, только фотокопию и не лучшего качества, но «читабельную» вполне). И с грохотом разбитого стекла книжного шкафа, заполненного 55-томным собранием сочинений Ленина, покатилось по стране «невероятное происшествие в двух частях» – психологическая драма Дозорцева «Последний Посетитель».

Действительно, маловероятно, чтобы такое «происшествие» (конфликт «Последнего посетителя» разворачивается в кабинете заместителя министра здравоохранения) могло когда-либо произойти. Ни тогда, ни даже сейчас. И даже тем более сейчас. Ведь именно в невероятности происходящего на сцене, в невозможности воплотить в реальной жизни «прихватцы пьесного посетителя», скрывается один из ключей к успеху спектакля. Не потому ли право на постановку пьесы, написанной Дозорцевым на закате эпохи «застоя», разыгранной в начале перестройки Лавровым, Толубеевым, Романцовым, Пляттом, Жжёновым, Прокоповичем, Юрским, Павловым, и основательно забытой в последующие десятилетия, запросил в конце 2010 года один из петербургских театров?

На страницах «Тредиаковского» текст пьесы, появившийся некогда в «Театре» Боровика и «Даугаве» Дозорцева, републикуется впервые с 80-х годов прошлого столетия. По традиции, публикация сопровождается обширным иллюстративным материалом – фотографиями из личного архива Владлена Дозорцева, а также фрагментом из книги мемуаров автора, – посвященным многочисленным перипетиям, сопровождавшим «Последнего посетителя» на советской сцене и за рубежом.

 

Часть вторая. «Древо жизни» Игоря Васильева

Кредо «Тредиаковского», недавно отметившего первый год своего существования, – возвращение современнику его культурного наследия, «забытого» в сумраке ушедших времён или «незамеченного» в суете настоящего. В ставших на смычке двух эпох независимыми друг от друга России и Латвии вдруг оказались невостребованными произведения гениального резчика по дереву, родившегося в 1940 году в Москве, творившего и безвременно скончавшегося в 97-м в Риге, Игоря Васильева. Дом, в котором жил и работал Васильев, вбирающий уникальную галерею скульптурных композиций и портретов людей, знаменитых не только в Латвии и России, в настоящее время в буквальном смысле держится на хрупких плечах матери скульптора, 97-летней Ирины Михайловны Васильевой. К сожалению, последующая судьба бесценной коллекции покрыта печатью неизвестности. Дело не только в физических и климатических кондициях содержания краснодеревных скульптур. Предстоящая неизвестность обусловлена, прежде всего, юридическими аспектами вопросов имущественного наследования. Будут ли многочисленные наследники столь любезны, что передадут скульптуры Васильева в открытую экспозицию? Разделят ли коллекцию и продадут её по частям частным коллекционерам?

С любезного разрешения Ирины Михайловны, «Тредиаковская галерея» пополнилась уникальными фотографиями работ латвийского скульптора московского происхождения. Фильм-монолог матери и хранительницы наследия Игоря Васильева повествует о жизни самой Ирины Михайловны, а также жизни и творчестве её выдающегося сына.

«Тредиаковский», безусловно, примет посильное участие в возвращении наследия Игоря Васильева самому широкому кругу зрителей. Возможно, нам удастся привлечь внимание к сути проблемы деятелей культуры обеих государств, о чём мы незамедлительно проинформируем наших читателей. Будем надеяться на успех, пусть сегодня такое «происшествие» и представляется нам маловероятным.

 

P. S. В редакционной статье оказались обойдёнными вниманием другие авторы альманаха, как ставшие уже постоянными сотрудниками издания (phD А. Данилевский, журналист и член редколлегии Ф. Рахлин), так и «вновь прибывшие» (И. Иохвидович, Д. Ахапкин). Их публикации не менее ценны для альманаха – с благодарностью к ним и всем новым авторам, которые захотят принять в «Тредиаковском» участие, – обращаюсь в небольшом постскриптуме,

Гл. редактор