О рассказе Инны Иохвидович «Любляна»

Печать и PDF
Опубликовано: 
10 января 2011

Рассказ из цикла И. Иохвидович «Встречи». Он о двух встречах двух женщин, словно на слова русского романса: «первая встреча, последняя встреча». Действительно, вторая встреча последняя, потому что на глазах главной героини рассказа Ирины Константиновны умирает её давнишняя (как она считала) соперница, да и сама Ирина стоит у черты, за которой небытие. Действие заканчивается в женской палате онкологической больницы.

А начинается вражда двух женщин давно, ещё в советские времена, когда туристическая группа едет в Югославию. Для того чтобы поехать в эту, казавшуюся тогда почти «капиталистической», страну, Ирина Константиновна почти бездумно соглашается на предложение куратора из КГБ написать отчёт о поездке, охарактеризовав каждого из участников.

Там, в Любляне, между двумя женщинам возникает неприязнь на почве извечной женской ревности, даже не по отношению к конкретному мужчине, а к мужчинам вообще, примитивное сражение «самок» за влияние. В этой «битве» побеждает более молодая, более сексапильная, более по-женски привлекательная и притягательная Аня Красина.

Мечущаяся от сознания поражения, своей, как ей кажется, женской «несостоятельности», Ирина Константиновна не знает, какой выход найти бушующей ненависти. Вот тогда к ней на «помощь» и приходит это поручение от репрессивного аппарата. И, если поначалу автор описывает нам особу, чьими жизненными установками были развлечения различного рода: от плотских удовольствий до интеллектуально-познавательных наслаждений, путешествия тоже входят в их число, – то в Любляне происходит полное человеческое падение. Ирине Константиновне не нужны «тридцать сребреников». Ей необходимо, чтобы «органы» помогли ей уничтожить женщину, ставшую на пути. И потому особо зловещи сказаные ею слова, адресованные той, что «хорошо смеётся тот, кто смеётся последним».

В рассказе с особой силой звучит тема предательства, прежде всего предательства самого себя, человеческого в человеке. Советская литература внесла лепту в тему предательства. Крупный прозаик позднесоветского периода Юрий Трифонов размышлял об определённой одержимости «комплексом Иуды» многих представителей интеллигенции.

Ирина Константиновна совершает своё предательство, свой оговор с удовольствием, можно даже сказать, с огромной радостью... Это поднимает её в собственных глазах, она кажется себе снова Женщиной. Той, о какой пел в те годы Б. Окуджава: «Вы пропойте, вы пропойте Славу Женщине моей».

Так самообман, самообольщение и отсутствие нравственных устоев приводит к катастрофе. Но что интересно, женщина, т. е. Ирина Константиновна, не воспринимает свою жизнь трагически. Ей представляется, что она делает правильный выбор в жизненной ситуации.

Через много десятилетий после люблянской трагедии, которую Ирина Константиновна не воспринимает как «трагедию», она попадает в палату онкологической клиники. У неё рак, но она ещё думает, да и верит в то, что выкарабкается, сможет пережить и эту напасть. Хоть личная жизнь её не сложилась, но Ирина Константиновна прекрасно адаптирована к изменившимся условиям.

И вот тут-то её и поджидает встреча с Аней. Умирающая женщина, задыхаясь, рассказывает Ирине Константиновне о своей неудавшейся после злополучного пребывания в Любляне, жизни. И неожиданно для Ирины Константиновны просит прощения.

Для Ирины Константиновны, наверное, впервые в жизни наступает прозрение. Она пытается, в свою очередь, просить прощения у своей бывшей врагини. Но поздно...

В самой Ирине Константиновне, также стоящей на смертном пороге, начинаются процессы очеловечивания. Как иллюстрацию «возрождения» можно лишь процитировать конец этого короткого повествования, вместившего в себя историю деградации человека и первые мгновения «возвращения»:

«А перед самым рассветом вспомнилось и последнее, сказанное тогда в Любляне “девке” (Ане – прим. А. В.), – что хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.

Но смеяться не хотелось вовсе».