«Зубковиана» Дона Аминадо: страница 8 из 19

Печать и PDF
Опубликовано: 
22 января 2013
Фридерика Амалия Вильгельмина Виктория и Александр Зубков
Александр Зубков
Рудольфо Валентино
Зубковы. Семейный портрет

В Сингапуре, в Австралии малороссийские танцоры откалывают такого гопака, что широкозадые фермеры по три дня не вылезают из мюзик-холла и пьют горькую.

В Потсдамском дворце отчаянный билльярдист Саша Зубков вступает в законный брак с княгиней Шаумбург, принцессой Липпе и сестрой кайзера.

В Нью-Йорке Игорь Сикорский на американские доллары строит "Илью Муромца".

В Париже атаман Удовиченко просвещает французских судей насчет атамана Тютюнника.

В Буэнос-Айресе Алехин публично вгоняет в пот Капабланку.

А в это же самое время дикие арабские племена Бэни-Мэллал-Ибн-Халла-Ахси похищают мирно прогуливающуюся по экватору мадам Прохорову...

Снилось ли нечто подобное Джеку Лондону, или его издателю?

Думаю, что не снилось.

<...>» [1]

Как видим, здесь, с одной стороны, упомянуты выдающийся авиаконструктор [2] и действующий чемпион мира по шахматам, с другой - бывший атаман-погромщик, дающий в парижском суде показания в связи с убийством (25 мая 1926 г.) его прежнего начальника С. Петлюры [3], и Мария Прохорова, похищение которой (в числе прочих) в марокканской пустыне наделало немало шума и привлекло к себе внимание всей Франции [4].

А по соседству - упоминание мифа, сказки, фантастики Г. Уэллса и Д. Лондона, а равно и двух «генералов», так со времен Салтыкова-Щедрина ничего и не усвоивших и в отсутствие допрежь кормившего их мужика занявшихся разведением свекловицы на всесветно славящихся сахарным тростником островах, вдобавок читающих при этом конкурирующее с «Последними новостями» и потому «ретроградное» «Возрождение»...

Помещенный в столь примечательный - мифологизирующий и мифопорождающий - контекст, образ как бы сразу на трех женщинах женящегося «отчаянного Саши Зубкова» обрастает у Аминадо дополнительными значениями и начинает постепенно трансформироваться, все более удаляясь от «реального» А. Зубкова и превращаясь в художественный типаж - в репрезентанта русского национального характера за границей, в изгнании.

Именно в соответствии с этим его бракосочетание до срока (10-ю днями ранее) преподнесено здесь как уже свершившийся факт - свершившийся, вдобавок, вовсе не по месту жительства невесты - в провинциальном Бонне, а в престижнейшем и буквально окутанном литературными ассоциациями Сан-Суси - последнем великом прусском дворце в стиле барокко, некогда построенном для Фридриха Великого, до 1918 г. служившем резиденцией для Вильгельма II, но после его отречения реквизированном и обращенном в музей (место, разумеется, мало подходящее для свадебных церемоний).

В этот же мифологизирующий ряд встраивается и Аминадово именование Зубкова «бильярдистом»: оно не раз еще встретится в его последующих фельетонах, между тем ни в одном из печатных источников мы не нашли подтверждения ангажированности «шурина экс-кайзера» этой игрой, что и понятно: это вовсе не реалия - данное именование содержит фольклорные (= мифопоэтические) по происхождению сексуальные коннотации и поддерживается сходством слова «(бильярдный) кий» с обсценной номинацией мужского детородного органа и его - все того же кия - внешним (но с непременным приложением к его вершине пары бильярдных шаров) сходством с причинным местом [5].

 


[1] Дон-Аминадо. Маленький фельетон: Неугомонные характеры // ПН. 1927. 9 нояб. № 2422. С. 3.

[2] Подробно об И. И. Сикорском см.: Михеев В. Р. Русская авиационная эмиграция // Культурное наследие российской эмиграции 1917 - 1940: В 2 кн. / Под общ. ред. акад. Е. П. Челышева и проф. Д. М. Шаховского. М.: Наследие, 1994. Кн. 1. С. 332 - 336.

[3] В этой связи см., напр., след.: «Мы шли по следам погрома <под Киевом>. <...> Мы шли по следам Симона Петлюры и его атамана Удовиченко; мы шли по трупам тысячи жертв, оставленных <...> в этом городе. В шинке возле кладбища мы настигли двух пьяных из куреня сичевых стрельцов. В комнате был омерзительный запах блевотины, самогона и крови. В сенях лежал голый труп старика. Во рту у него торчал отрубленный половой орган» (Никулин Л. Записки спутника. <Л., 1932>). В этой же связи см., напр.: <Б. п.> Процесс Самуила Шварцбарда // В. 1927. 17 окт. № 867. С. 1; <Б. п.> Дело об убийстве Петлюры. Четвертый день: ... Торрес и Удовиченко // В. 1927. 22 окт. № 872. С. 1, 3.

В свою очередь, Юрий (Юрко) Тютюнник - также петлюровский атаман, бывший учитель, офицер военного времени; «в 1924 году вернувшийся на Украину, преподававший в Харьковской школе красных командиров, сыгравший самого себя в фильме "ПКП", в 1929 году расстрелянный <...>» (Елисеев Н. Книжная полка Никиты Елисеева // Новый мир. 2002. № 5. С. 201).

[4] См. об этом, напр.: <Б. п.> В плену у марокканцев // В. 1927. 2 нояб. № 883. С. 3. Также см. освещение в ПН благополучного исхода этого эксцесса: «Как вчера сообщалось, пленники, захваченные марокканскими разбойниками, после нескольких недель переговоров о выкупе, наконец, возвращены на французскую территорию.

Г. Стэг и Майе рассказывают, как произошло нападение. На автомобиль, где находились, кроме племянников верховного резидента, еще г-жа Прохорова и баронесса Штенгель, напали 7 разбойников. Угрожая оружием, арабы заставили их доехать до лесной лужайки у подножия горы. Стэг и Майе уверены, что разбойники подстерегали кого-то другого, и лишь дезертиры, говорящие по-французски и живущие среди непокорных племен, открыли им и личность и настоящую цену пленников.

Пришлось идти пешком целую ночь и половину следующего дня. Женщины были совершенно истощены. Арабы подгоняли мужчин остриями своих кинжалов и штыками от французских ружей, которыми все они снабжены. В плену, особенно первое время, жилось очень тяжело. Пленным грозили смертью, сковали Стэга и Майе одной цепью и держали так в течение суток.

Условия жизни женщин были легче. Обе они здоровы.

Двух маленьких девочек Арно доставили грязными, в паразитах. Девочки очень похудели, и когда их спрашивают, как с ними обращались разбойники, боятся отвечать.

Сам Каид Бен Насер, глава разбойничьего племени, приехал, окруженный 70 всадниками, и присутствовал при передаче пленников в деревне Ксиба, у французских аванпостов <...>» (<Б. п.> В плену у марокканцев // ПН. 1927. 19 нояб. № 2432. С. 2).

[5] Из этого же лексико-семантического ряда и речение, которое автору настоящей статьи довелось лет 40 назад услыхать в сельской (еще остававшейся в ту пору фольклороносной и мифогенной) местности в Подмосковье: «карманный бильярд - в карманах шары гонять», и в котором подразумевались вполне определенные манипуляции, совершаемые исключительно мужчинами при посредстве рук, опущенных в брючные карманы.

Страницы