«Зубковиана» Дона Аминадо: страница 6 из 19

Печать и PDF
Опубликовано: 
22 января 2013
Фридерика Амалия Вильгельмина Виктория и Александр Зубков
Александр Зубков
Рудольфо Валентино
Зубковы. Семейный портрет

В Бонн прибыли брат императора Вильгельма, принц Генрих, и сестра, ланд-графиня Гессенская, которая уже познакомилась с Зубковым. В Бонне же находится в настоящее время и его мать» [1].

В свете данного ряда сообщений не должен удивлять тот факт, что событийно «Жареные голуби» завершаются изображением прямо-таки насильственной женитьбы Викторией Зубкова на себе. Однако сам Дон Аминадо отнюдь не был уверен в столь благоприятном для своего героя исходе дела и с самого начала намекал на это своим читателям эпиграфом, предпосланным фельетону, - во всяком случае, тем из них, кому было целиком памятно стихотворение П. И. Вейнберга (1831 - 1908) «Он был титулярный советник...» (1859) [2] и кто был способен соотнести и увязать с ним ироническую концовку «Голубей»:

«"Он был титулярный советник,

Она - генеральская дочь..."

П. Вейнберг

Он был эмигрантом, о дети!

Она же принцессой была.

Но был он в соку и в расцвете,

Она же давно отцвела.

Ей княжеский титул оставил

Во склеп удалившийся муж.

А он был обычным Зубковым,

И был еще Сашей к тому ж.

Принцесса - княгиня - Августа [3] -

Шарлотта [4] - Виктория [5], ах!..

Любовь это ложе Прокруста,

Особенно в ваших летах...

Но Сашу урезывать жалко,

И лучше себя сократить,

Чтоб мог легкомысленный Саша

Квадратный ваш корень любить!..

Вздымая свой бюст многолетний,

Принцесса сказала врачу:

- Ровесницей Саши Зубкова

Я сделаться срочно хочу!

И врач из Мольеровской пьесы

Пошел по известной стезе,

И в самую сущность принцессы

Воткнул железу шимпанзе [6].

И дивное диво свершилось,

Он взял Гогенцоллернов дочь

И корень квадратный извлек он,

А разницу выбросил прочь.

У Саши же чувство такое,

Как будто он в кассу попал,

И целую тысячу марок

На тьму четвертных разменял.

Он видит, резвится принцесса,

В косе обольстительный бант.

И сердце, и руку Зубкова

Решил ей отдать эмигрант.

И руку схватила Августа,

Чтоб он не одумался вдруг,

И еле откашлялся Саша,

Как он уж законный супруг» [7].

 


[1] <Б. п.> Вильгельм согласился на брак. (Телефонограмма берлинского корреспондента «Сегодня») // С. 1927. 28 окт. № 244. С. 6; ср., однако: <Б. п.> Вильгельм не давал согласия на брак Виктории // С. 1927. 1 нояб. № 246а. С. 1; также ср.: <Б. п.> Вильгельм II против Зубкова // В. 1927. 6 нояб. № 887. С. 1.

Ср. в ПН, на след. день после публикации «Жареных голубей»: «Из Берлина сообщают. Сегодня в Бонне состоится бракосочетание принцессы Шаумбург-Липпе с <...> Зубковым.

В виду недовольства кайзера этим браком и поднятого вокруг него шума, на брачную церемонию никто не приглашен» (<Б. п.> Брак сестры Вильгельма // ПН. 1927. 4 нояб. № 2417. С. 2). И здесь же: «Официально объявлено о предстоящем браке сестры экс-кайзера с <...> Зубковым. В объявлении и жених и невеста объявлены как лица "без профессии". Брак состоится через 13 дней. В виду отсутствия у Зубкова бумаг, министр внутр. дел выдал ему особое разрешение на бракосочетание. Брак состоится по двум обрядам, и, во избежание скандалов, в доме невесты, а не в церкви.

Зубков получает много угрожающих писем и предложений от кинематографических и мотоциклетных фирм» (<Б. п.> Вечерние известия: ... Брак сестры экс-кайзера // ПН. 1927. 4 нояб. № 2417. С. 1).

[2] Напомним его: «Он был титулярный советник, / Она - генеральская дочь. / Он робко в любви объяснился, / Она прогнала его прочь. // Пошел титулярный советник / И пьянствовал с горя всю ночь - / И в пьяном тумане носилась / Пред ним генеральская дочь...»

[3] Августа - царственная (лат.). Весьма вероятна отсылка к одному из имен уже поминаемой нами Екатерины II, полученных ею при рождении: Софья Фредерика Августа Ангальт-Цербстская.

[4] Шарлотта - мужественная, королевская (фр.). Возможна (но маловероятна) отсылка к стихотворению (1817) П. Б. Шелли на смерть англ. принцессы Шарлотты.

[5] Виктория - победа, победительница (лат.). Взятые вкупе, три этих имени отсылают к личности бабушки В. Зубковой - английской королевы Виктории (собственно Джорджины Шарлотты Августы Александрины Виктории; 1819 - 1901, на престоле - c 1837 г.) и, возможно, принцессы Шарлотты Прусской (Виктории Елизаветы Августы Шарлотты; 1860 - 1919), по мужу - герцогини Саксен-Мейнингенской.

[6] Отсылка к повторяющейся в ряде пьес Мольера (прежде всего - в «Лекаре поневоле» и «Мнимом больном») ситуации: лечению на сцене больных с помощью «клистирной трубки».

[7] Дон-Аминадо. Маленький фельетон: Жареные голуби // ПН. 1927. 3 нояб. № 2416. С. 4. Ср. с оглядкой на тот же претекст нашей современницы Н. Силаевой в стих. «Однажды в 1927 году...»: «Она была прусской принцессой, / Он - русский, и сын фабриканта. / Она украшение для прессы, / Он - нищий среди эмигрантов... / Она - королевской крови, / Вдова и богата при этом / А он <...>» и т. д. - http://webspacebuilder.ru/1245.

Страницы