«Зубковиана» Дона Аминадо

Печать и PDF
Опубликовано: 
22 января 2013
Фридерика Амалия Вильгельмина Виктория и Александр Зубков
Александр Зубков
Рудольфо Валентино
Зубковы. Семейный портрет

Посвящается Борису Равдину

 

«Когда б вы знали, из какого сора

Растут стихи, не ведая стыда...»

Анна Ахматова. «Тайны ремесла»

 

Л. Любимов, некоторое время подвизавшийся в качестве репортера парижского «Возрождения» и потому весьма осведомленный в повседневной жизни русских изгнанников, сообщал в своих мемуарах: «Об эмигрантских браках можно было бы написать целую книгу курьезов.

Самый сенсационный случился не в Париже, но герой его был из русских парижан. Двадцатипятилетний эмигрант Зубков, промышлявший в качестве "светского танцора" (танцевал в ресторанах за плату с дамами, не имеющими кавалеров), женился в каком-то немецком городке на шестидесятилетней девице - принцессе, родной сестре последнего германского императора Вильгельма II, который и проклял ее за этот поступок. Зубков скоро бросил жену. Она же продолжала его любить и на смертном одре произносила его имя, добавляя со слезами: <">Der arme Kerl!" ("Бедный малый")» [1].

Любимову вторил другой «возвращенец», Б. Н. Александровский: «Среди беспросветной бедности, убожества и нищеты эмигрантской массы иногда вдруг мелькала головокружительная карьера того или иного эмигранта, ничем от этой массы не отличавшегося и вознесенного по прихоти судьбы "из грязи в князи". Иногда это "неравный брак". Никому не известный 20-летний танцор из берлинского ночного дансинга Зубков женится на ближайшей родственнице экс-кайзера Вильгельма, по возрасту годящейся ему в матери, и получает в свои руки гогенцоллерновские миллионы, хранящиеся в заграничных банках. Скандал мирового масштаба.

И кончается он тоже скандалом, но не мирового, а полицейско-участкового масштаба: пьянство, хулиганство, дебош в ночных кабаках и одиночная камера в берлинской тюрьме Моабит» [2].

Оба фрагмента крайне характерны как содержащейся в них информацией, так и фактическими ошибками, переполняющими их и столь же характерно-типичными. Как известно, Александр Зубков (1899? - 1936?) - эмигрант-авантюрист, 19 ноября 1927 г. заключивший в Бонне брак с Фридерикой Амалией Вильгельминой Викторией (1866 - 1929), дочерью второго императора Германии Фридриха III Вильгельма Николауса Карла, младшей сестрой последнего германского императора Вильгельма II и вдовой князя Адольфа Вильгельма Виктора цу Шаумбург-Липпе (ум. в 1916 г.) [3]. В момент бракосочетания ей шел уже 62-й год. «После смерти жены в ноябре 1929 г. Зубков был разоблачен как аферист. За растрату 3 миллионов долларов <12 млн. золотых нем. марок. - А. Д.> семейного состояния и вымогательство крупных сумм у европейских банкиров он был арестован, но вскоре бежал и скрылся от правосудия» [4].

Ведущие эмигрантские газеты - парижские «Последние новости» и «Возрождение», берлинский «Руль» и особенно рижское «Сегодня» - подробно освещали перипетии необычного брака, демонстрируя при этом характерные для подобного рода хроникальных и репортажных заметок недобросовестность в отборе информации, пренебрежение к частностям и склонность к скандалезности и сенсационности (см. отражение и развитие всех отмеченных качеств в совр. отечественной версии тех же самых событий: «Жила-была в Германии принцесса - <...> сестра последнего германского кайзера <...> и внучка английской королевы Виктории. Покойный супруг принцессы оставил ей в наследство огромное состояние, включая роскошный Шаумбургский дворец в Бонне. Овдовев, принцесса поселилась в нем безвылазно и коротала дни в светских развлечениях, обычных для дамы, которой уже исполнился 61 год.

 


* Предлагаемая статья подготовлена в рамках и при финансовой поддержке гранта SF-projekt 0130126s0: "Eesti tekst vene kultuuris. Vene tekst eesti kulturis" = «Эстонский текст в русской культуре. Русский текст в эстонской культуре».

[1] Любимов Л. На чужбине. 3-е изд. Ташкент: Узбекистан, 1979. С. 128 - 129.

[2] Александровский Б. Н. Из пережитого в чужих краях: Воспоминания и думы бывшего эмигранта. М.: Мысль, 1969. С. 170.

[3] См. об этом в мемуарах самих Зубкова и принцессы: Zoubkoff A. Mein Leben und Lieben: Nach seiner Ausweisung aus Deutschland von ihm selbst geschrieben April bis Juni 1928. Bonn; Johann Heinemann Verlag, <1928>; Zoubkoff V. Meine Verheiratung mit Alexander Zoubkoff // Zoubkoff V., geb. Prinzessin von Preußen, verw. Princessin zu Schaumburg-Lippe. Was mir das Leben gab - und nahm / Mit einem Nachwort von H.-Jü. Winkel. Erste Buchausgabe. Bonn: General-Anzeiger / Bouvier Verlag, 2005. S. 143 - 148 (перепеч. боннского изд. 1929 г.; также см.: Niesen J. Bonner Personenlexikon. Bonn, 2006; Feuerstein-Prasser K. Die deutschen Kaiserinnen. Piper, 2006).

В этой же связи см. в парижских «Последних новостях»: «В продажу поступили мемуары <...> Зубкова под заглавием: "Моя жизнь и любовь". В этих, достаточно откровенных, мемуарах Зубков признается в своем пристрастии к кокаину, карточной игре и к уличным женщинам. Он описывает свой арест в Москве, пребывание в ЧК, бегство за границу, деятельность в варьете, службу в маленьких ресторанах и пр. В конце мемуаров он рассказывает в идиллических красках историю своего брака с принцессой Викторией, которая его, бедного русского, вытащила из грязи и нищеты, потрясенная его трагической судьбой» (<Б. п.> Мемуары Зубкова // Последние новости <Далее - ПН>. 1928. 10 авг. № 2697. С. 3; здесь и везде далее в цитируемых текстах сохранены орфография, пунктуация и шрифт подлинника. Более подробное изложение мемуаров см. в Приложении к настоящей статье).

В свою очередь, о воспоминаниях Виктории дает представление их краткий пересказ в «Сегодня»: «В мемуарах <...> Зубковой, принцессы Шаумбург-Липпе, печатающихся в настоящее время <...>, привлекает к себе внимание то место, в котором принцесса говорит о своем браке с <...> Зубковым, которого награждает титулом барона.

- Особое благоволение Провидения, - пишет принцесса, - опять подарило мне милого спутника жизни, наполняющего мою жизнь новыми интересами и рассеявшего одиночество, от которого часто страдают в пожилом возрасте те, кто прежде стояли в центре жизни. В конце 1927 года я вышла замуж за русского джентльмена, барона Александра Зубкова.

Газеты и публика <...> заинтересовались моим вторым браком, и при том не всегда в дружелюбной форме. Меня удивляет, почему столь частное, личное дело, как брак принцессы, в такой степени становится достоянием публичности, что весь мир придает ему особенное значение. Особенно это удивляет меня в данном случае, так как я в продолжение стольких лет вела жизнь, не бросающуюся в глаза, и уже десять лет вдовею. С 1890 года я жила вдали от Берлина, куда приезжала только во время каких-либо официальных событий. Интерес публики я могу объяснить лишь ее любопытством и завистью с той или иной стороны. Если бы я не была дочерью моих родителей, то мой брак ни в коем случае не считался бы столь сенсационным. Что касается моего мужа и меня, то мы хотим сделать нашу брачную жизнь как можно более простой и спокойной, так как мы считаем наш брак священным союзом двух людей» (<Б. п.> Принцесса Виктория о своем браке с «бароном» Зубковым // Сегодня <Далее - С>. 1929. 27 мая. № 145. С. 3).

[4] Янгиров Р. Примечания <к публ.: Дон Аминадо. Суд над русской эмиграцией: Юмористический сценарий в трех действиях, но без политики / Публ. Р. Янгирова> // Лит. обозрение. 1996. № 3 (257). С. 109.

Страницы