Юнкер Пушкин. (Встречи с внуком поэта)

Печать и PDF
Публикатор: 
Опубликовано: 
4 октября 2009

«Рыжий Сашка», старший сын и любимец поэта, родившийся в 1833 году, служил в кавалерии, во время русско-турецкой войны командовал Нарвским гусарским полком и сохранил его голубой мундир с серебряными шнурами, в качестве боевого отличия.   

Последние годы жизни, генерал от кавалерии Александр Александрович Пушкин проживал в Москве, занимал должность почетного опекуна.   

Александр Александрович мало что унаследовал от отца, в смысле душевных и умственных качеств. Человек он был средний, любил клубную жизнь, слыл гастрономом, обладал скромными средствами, имел многочисленную семью.   

Физическое сходство было зато полнейшее. Притом, гусарская форма, уже давно отмененная, но которую старик-генерал продолжал носить до конца дней, создавала ему среди москвичей известную популярность.   

В течение круглого года Александр Александрович жил в Москве, но иной раз проводил лето в деревне, в пензенской усадьбе «Лашмы», в семье своей единоутробной сестры, урожденной Ланской, бывшей в замужестве за генералом И. А. Араповым.   

Это ее перу принадлежат, между прочим, интересные мемуары, проливавшие яркий свет на духовный мир матери, бывшей красавицы Натали Гончаровой, вдовы поэта, во втором браке – Ланской, печатавшиеся в предвоенные годы в воскресном приложении к «Новому времени». Здесь же обычно гостила и его родная сестра, старшая дочь поэта, седая, худенькая старушка Мария Александровна Гартунг (1832 – 1919).   

Александр Александрович Пушкин скончался в 1914...     

 

* * *

Старший внук поэта, Сергей Александрович Пушкин [1], в 1893 – 1896 годах был юнкером Николаевского Кавалерийского Училища. Это был юноша нехитрый и простодушный, весьма симпатичный, но пылкий и легкомысленный, не питавший к наукам ни любви, ни влечения. Но зато ездок он был превосходный, едва ли не лучший из всех юнкеров эскадрона. 

В воспоминаниях трудно представить его иначе, как только в манеже, сидящим верхом на самых горячих, на самых норовистых лошадях, берущим головоломные препятствия, или же в дортуаре второго, т.н. «лермонтовского» взвода, сидящим на деревянной кобыле и предлагающим на пари выдернуть из-под его плотно прижатой ляшки платок.   

Это удавалось не всякому, даже обладавшему значительной физической силой, взводному унтер-офицеру, великому князю Борису.   

Пушкин был прекрасный товарищ, милый, сердечный, доброжелательный юноша, пользовавшийся всеобщей любовью. Особые симпатии питал к нему школьный берейтор Белявский.   

– Господин Пушкин буде большой енерал! – говаривал бывало Белявский, подкручивая длинные хохлацкие усы, щелкая хлыстом по кожаным леям. – Господин Пушкин мае добрые шенкеля! Чи «Хвортуна», чи «Баядерка», для господина Пушкина усе единственно! Орел!   

На вечерних перекличках Сергей Пушкин стоял в задней шеренге, укрывшись от начальнического взора, небрежно прислонясь поясницей к перилам «корнетской» лестницы. Когда эскадронный вахмистр выкликал, по списку, его фамилию:   

– Пушкин!   

Он отвечал каким-то забавным фальцетом, по-козлиному:   

– Э!   

Пушкин с крайней добросовестностью поддерживал традиции школы, безжалостно поворачивая молодых юнкеров налево-кругом, контролировал свежесть перчаток, портупеи, носового платка, спрашивал про отличия кавалерийских полков – серебряные трубы, литавры, георгиевские петлицы; вообще, по отношению к молодежи, был «строг, но справедлив».   

– Молодой, стоянка Ямбургского полка?.. Что на вальтрапе кавалергардов?.. Правильно, молодой!.. Кругом!.. Ать-два! Ногу выше!.. Доложите капралу, что корнет Пушкин вами доволен!   

Кроме того, спрашивал про «бессмертие души рябчика» и требовал безукоризненного знания «Звериады», кажется, единственного стихотворения, которое знал сам наизусть. Пушкин не увлекался поэзией, даже произведениями своего деда...   

 


[1] Юрий Галич в газете «Сегодня» (1937, № 46) внёс поправку в текст собственного «фельетона»: «Автор фельетона “Юнкер Пушкин” исправляет допущенную неточность. Старшим внуком поэта, в описываемую эпоху, был не Сергей Александрович, а его брат, бронницкого уезда предводитель дворянства, в звании камер-юнкера, Александр Александрович Пушкин».   

Страницы