Война и мир: страница 8 из 11

Публикатор: 
Опубликовано: 
29 июля 2011

17

Иперит гораздо гуманнее удушливого газа и его «подготовительных» собратьев.

Иперит самый гуманный из всех газов. Иперит не убивает, даёт не более полутора процентов смертности, он только калечит.

Когда говорят – полтора процента – это нужно понимать в том смысле, что полтора процента смертности тут же, на месте, непосредственно. Смертность от последствий отравления иперитом – другое дело и в счёт не входит. Если принять и последствия, то, разумеется, не получится такой приятной цифры, как полтора процента.

За эти именно «полтора процента» с жадностью ухватились гаагские профессора, либеральные мудрецы, нобелевские лауреаты, которые так любят гуманность в процессе массового человекоистребления. Эти добрые старички хватаются за эту цифру, как утопающий за соломинку.

Полтора процента!

Но девяносто восемь с половиной процентов искалечены, исковерканы, лишены работоспособности на всю жизнь.

Иперит в полтора раз тяжелее воздуха (роковая это цифра – полтора!). Он падает на землю дождём. Газ сгущается в жидкость. Бак с жидкостью приделывается к нижней поверхности аэроплана. Аэроплан летит, иперит льётся тонкой струйкой, поливает поля, леса, дороги, селения, города…

 

18

Капельки иперита попадают в дома через трубы, через открытые окна и вентиляцию. Капельки попадают на шляпу, на одежду, на руки, на лица людей. Кран с конусообразной сеточкой, струя широкая, капельки сеются густо. Аэроплан летит со сказочной быстротой. Небольшая воздушная эскадрилья может в течение одной ночи заразить всю страну.

Вы встали рано, выглядываете в окно.

– Да! – думаете вы про себя. – Ещё очень рано, даже роса!

Вы не знаете, что эта роса – иперит.

– Что за странный запах?.. Как будто пахнет горчицей?.. Нет, это мне показалось!.. Вот и росы уже нет!.. Солнце светит так ярко!.. Горчичный запах исчез!.. Ну, конечно, это только так показалось!.. Ерунда!

И вы начинаете жить, как будто ничего не случилось.

А между тем, вы уже убиты. Вы умрёте через три-четыре месяца и вас не включат даже в статистику.

Вы звоните по телефону Луизе, болтаете всякий вздор:

– Как ты спала, Луиза?.. Что тебе снилось?

Луиза в прекрасном настроении. Но она также убита:

– Здравствуй, дорогой!.. Мне снилось, что в комнате много, много цветов, сирени и ландышей… А вчера ночью, как раз тогда, когда над городом летали аэропланы, я играла «Неоконченную симфонию» Шуберта!.. Что?.. Да!.. Хорошо, мы встретимся вечером, в семь часов!..

19

Но в семь часов вечера вы начнёте уже умирать.

Прежде всего вы ослепнете. Это случится внезапно. Вы будете сидеть в своём кабинете, в удобном мягком кожаном кресле и читать книгу. И вдруг, посередине слова, мгновенно наступит тьма.

– Что случилось?

Но проходит миг за мигом – целая вечность. Целая секунда уже прошла и всё тьма. Вас охватывает панический страх, ужас, отчаяние. Но вы способны ещё мыслить. Первая ваша мысль, острая, как сталь:

– Что это!.. Солнце погасло?.. Кончилась жизнь Вселенной?

А вторая мысль:

– Нет, не солнце погасло, а я ослеп!

Ваши глаза закрыты, плотно, крепко, жестоко закрыты. Вы не можете их открыть. Вы напрягаете силу воли.

– Что же это такое, почему нельзя открыть глаза?

Но всё это ещё ничего. Через три-четыре дня вы снова прозреете, и знакомый доктор вам объяснит, что это была вовсе не слепота, что это было чисто психическое явление, так называемая светобоязнь. У доктора было, точь-в-точь, то же самое. Это было у многих, почти у всех жителей города.

Светобоязнь прошла, но не прошёл страх.

Вдруг это явление опять повторится? Каждое движение, каждое мгновение опасны. Страх парализует. Вы не можете больше работать, думать, есть, спать, жить. Вы находитесь в панике. Весь город находится в панике. Что-то случилось, произошло что-то кошмарное, необъяснимое, что именно?

Больше всего мучает неизвестность, незнание, непонимание. Вы чувствуете себя во власти каких-то потусторонних сил. Вы – игрушка в руках дикого рока. И вся ваша жизнь такая умная и значительная, не более, как сон, приснившийся дьяволу.

Люди теряют чувство реальности – первое психическое последствие иперита. Вместо чувства реальности – чувство кошмара. Эпидемия самоубийств – второе последствие иперита…

20

А потом начинаются заболевания.

Человеческое тело покрывается белыми пятнами и струпьями, вроде проказы. Между струпьями появляются красные кровавые пузыри, налитые кровью, величиной с кулак. Такие же пузыри появляются внутри тела, в печени, в лёгких, в желудке, в кишках.

Земля, орошённая иперитом, сохраняет заразу в течение нескольких месяцев. От иперита ржавеют металлы и теряют свою упругость. Железо вянет, сталь становится мягкой. Все ткани, какие есть на человеческом теле, всасывают в себя иперит и становятся очагом заразы.

Иперит поражает хлеб человеческий, животные умирают, размягчается камень. Вся культурная жизнь – телефон, телеграф, железные дороги, промышленность, фабрики, заводы, шахты и копи – всё уничтожено, разрушено, перестало существовать.

Жизнь человека на земле, как она есть, невозможна без металлов и тканей. Жизнь без них это не более, как возврат к каменному веку, к пещерному периоду, к заре человеческого существования.

И вот, если вы спросите профессора-химика, будущего полководца, военачальника-истребителя, как же спастись от иперита, как уберечься от страшного газа, он вам ответит:

– Возврат к каменному веку, это единственное, что остаётся людям!..

21

Таким образом человечество погибнет от иперита, если не отречётся от культуры и цивилизации.

– Назад, к первобытной эпохе! – вот лозунг настоящего дня.

Необходимо выучиться снова жить по-звериному, в пещерах, в дебрях, в непроходимых лесах. Надо уйти ещё дальше назад, ещё дальше, чем в каменный век. В каменном веке человек-полузверь жил на земле. В иперитном веке человеку придётся жить под землёй, потому что на поверхности его стережёт верная смерть.

Из всех искусств человечество должно оставить себе только одно, а именно, искусство рыть землю, рыть траншеи, уйти под землю, ибо только под ней существует спасение.

До сих пор человечество шло вперёд, от каменного века до века пара и электричества, до века банков и социал-демократии, века электронов и радио.

Начинается век новых чудес!

Человечество создало мощную науку и великие искусства – Рафаэль, Данте, Спиноза, Бетховен, Пушкин, Эдиссон, Маркони и тысячи других гениев. Земля готова объединиться с Марсом. Человечество готово расширить до беспредельности пределы жизни земной. Человечество возносится в выси надземные, перед ним раскрываются дали надзвёздные, и оно готово ощутить бесконечность. И вдруг – изобретён иперит.

Его изобрёл какой-то маленький фармацевтик, жалкий, маленький человечишка, никому до сих пор неизвестный. И его изобретение, само по себе ничего не стоящее, и с научной точки зрения ничтожное изобретение.

Углекислый цианистый газ.

Скажите, пожалуйста?.. Какая простая и скучная формула!

Но эта формула переносит нас из века электронов и радия в каменный век, к обезьянам, может быть, к самой амёбе…

Страницы