Война и мир

Печать и PDF
Публикатор: 
Опубликовано: 
29 июля 2011

ОТ ИЗДАТЕЛЯ

Очерк «Война и мир» Юрия Галича относится к жанру философской публицистики. Юрий Иванович Галич, знаток военной истории, мастер кавалерийских атак, кавалер Георгиевского креста (в 1916 году во главе Архангелогородских драгун пленил батальон австрийцев при взятии деревни Мерва), описывает в своей статье будущую войну, на пороге которой мир стоял уже в  середине 1930-х годов, и уже в середине 1930-х будущая мировая война представлялась автору неизбежной. К тому же, в отличие от прославленного командира Первой Конной армии, маршала Будённого, по рекомендации которого советское командование летом 1941 года приступило к формированию кавалерийских (!) дивизий, бывший генерал-майор Генштаба Ю. И. Гончаренко (Галич) за 4 года до начала Второй Мировой войны и за 6 лет до лета 1941-го был намного ближе к предстоявшей действительности, до которой ему не суждено было дожить:

«Какова же роль конницы в будущую войну? Возвысится ли она, как в старое время, до роли главного рода оружия или же будет принуждена уступить место пехоте, или, может быть, сойдёт вовсе с арены боевых действий? Увы, значение её умалилось. Нет никакого сомнения, что она утратила навсегда тот горделивый эпитет, которым наградил её римский историк. Но не только конница, но и пехота и даже современная тяжёлая артиллерия, со своими могучими дальнобойными пушками, всё склонится перед новейшим достижением человеческого ума, в технике более усовершенствованного человекоистребления».

«Мир, однако, баюкает себя сладкими грёзами. Люди не думают и не верят в будущую войну. <...> Люди жадно живут и отгоняют от себя призрак войны».

Рижский журнал «Для Вас» развернул заключительную часть публикации «Войны и мира» Юрия Галича в номере от 22 июня (!) 1935 года с 4 полосы.

 

1

Вопрос о возможности новой мировой войны решён, кажется, в положительном смысле. На очереди стоит другой вопрос, а именно, неизбежна ли новая мировая война?

И на этот вопрос многие отвечают:

– Мировая война неизбежна!

Утвердительный ответ на второй вопрос, якобы, вытекает из утвердительного ответа на первый. Если война возможна, значит, она неизбежна. Это является положением, которое как будто не нуждается в доказательствах.

Мир, однако, баюкает себя сладкими грёзами. Люди не думают и не верят в будущую войну. Это объясняется ещё не вполне изжитой послевоенной усталостью и усталостью послеверсальской. Люди жадно живут и отгоняют от себя призрак войны.

Между тем, мировая обстановка в настоящее время таит бездну опасностей. Политическое положение настолько запутано и неустойчиво, интересы отдельных стран находятся в таком противоречии между собой, что, казалось бы, никакие блоки и пакты, ни дипломатические успехи, ни потуги женевских мудрецов не в состоянии предотвратить приближающуюся развязку.

– Европа – склад взрывчатых веществ, и есть много безумцев, которые разбрасывают повсюду горящие спички! – как выразился недавно Ллойд-Джордж [1].

Есть безумные люди, разбрасывающие не только спички, но разжигающие даже костры. Германия является в настоящее время, пожалуй, самым опасным костром. Но кроме Германии существует СССР, Венгрия, Балканы, Япония и целый ряд других стран, целый ряд таких точек на земном шаре, которые, запылав, могут угрожать мировому спокойствию.

Кроме того, костром является нефть, многочисленные колонии, незамирённый Китай. Опасности подстерегают человечество со всех сторон. Новая мировая война как будто действительно нарастает.

 

2

Никто не в состоянии угадать, где и когда она вспыхнет – в 1937 году или в 1939, на Дальнем Востоке, на франко-прусской, на венгро-сербской или на русско-прусской границе?

Новая мировая война не будет, разумеется, похожа на войну 1914 – 1918 года. Это будет война совершенно иная по форме, по приёмам, по технике. Прежде всего, будущая война будет отличаться от старой своей лёгкостью, в некотором роде, даже своей грациозностью.

Когда-то, более ста лет тому назад, в наполеоновскую эпоху, на войне была и лёгкость, и грация. Были красивые кавалерийские атаки, великолепная диспозиция, тонко отделанное, филигранное маневрирование. Был изящный рационализм, и был виден ум и талант полководца.

Были блестящие подвиги, запечатлённые в красках, воспетые в звучных поэмах. Воины соперничали между собой в лихости, удали, героизме. Это была занимательная шахматная игра, в которой случайно гибли десятки тысяч людей.

Война велась на лоне природы, большею частью летом, среди лугов, лесов, ручейков, и по ночам над полем брани щёлкали соловьи. Над полем брани мерцали мириады светил, а днём вся эта живописная, пёстрая, многоцветная картина была залита солнечным блеском.

Сверкали каски и кивера, палаши, сабли и пики. А мундиры приводили в безумный восторг женщин всех возрастов, всех сословий и рангов, начиная от горничных и кончая маркизами.

Это была лёгкая, изящная, романтическая война!..

 


[1] Премьер-министр Великобритании в 1916 – 1922 гг. – (Здесь и далее – прим. ред.).

Страницы