В.Набоков-Сирин в «Возобновленной тоске» Бориса Дикого

Печать и PDF
Опубликовано: 
7 января 2012

Напомним: «Борис Дикой» – псевдоним Бориса Владимировича Вильде (8.07.1908 – 23.02.1942), поэта, прозаика, журналиста, литературного критика русского Зарубежья, заметного французского филолога и этнографа, биографически тесно связанного с Эстонией [1]. Как известно, родился он под Петербургом; после смерти отца в 1913 г. мать увезла его вместе с сестрой на свою родину – в дер. Ястребино (Ямбургского у. Петербургской губ., ныне – Волосовский р-он Ленинградской обл.). После Октября семейство перебралось в Эстонию, в Йыхви, затем в Тарту. В 1920 – 26 гг. Вильде учился в Тартуской русской гимназии, в 1926 – 27 гг. – на физико-математическом факультете Тартуского университета. В «конце сентября или в начале октября 1927 г. <он> тайно отправился в Советскую Россию через Чудское озеро на лодке <…> В октябре находился под стражей в тюрьме города Гдова. В феврале 1928 опять же тайно вернулся в Эстонию. За незаконное пересечение границы он в марте 1928 был оштрафован <…>» [2] В середине лета 1930 г. Вильде уехал через Латвию в Германию, в которой провел свыше 2 лет, живя в Берлине, странствуя, выступая перед немцами (в Веймаре и Йене) с лекциями о современной русской культуре и одновременно сотрудничая в русской эмигрантской периодике [3]. В конце 1932 г. он перебрался в Париж, где со временем вошел в круг «русских монпарнасцев», принимал участие в заседаниях поэтической группы «Кочевье» и литературно-художественного объединения «Круг», печатался в эмигрантских журналах [4]. В июле 1934 г. Вильде женился на Ирэн Лот, дочери известного французского историка-медиевиста Ф. Лота и русского филолога-романиста М. Лот-Бородиной. В 1936 г. стал сотрудником реформированного парижского Музея этнографии и летом 1937 г. по его поручению ездил в Печорский край Эстонии. В 1938 г., возвращаясь из научной командировки в Финляндии, вновь побывал в этих местах. В 1939 г. Вильде был мобилизован во французскую армию, в 1940 г. попал в плен к гитлеровцам, бежал и в июле того же года возвратился в оккупированный Париж. В марте 1941 г., после семи месяцев активного участия в Сопротивлении, был арестован и менее чем через год казнен. Смерть принял мужественно. В 1946 г. в журн. “Europe” (№ 5) в сокращенном виде был напечатан его «Диалог в тюрьме», позднее – его письма к жене [5]. Ш. де Голь посмертно наградил Вильде медалью Сопротивления; его имя присвоено парижскому Музею Человека (Musée de l’Homme) и одной из улиц французской столицы. Дважды (1965, 1985) ему посмертно присуждались государственные награды СССР.

 


* Предлагаемая статья подготовлена в рамках и при финансовой поддержке гранта SF-projekt 0130126s0: “Eesti tekst vene kultuuris. Vene tekst eesti kulturis” = «Эстонский текст в русской культуре. Русский текст в эстонской культуре».

[1] О нем см.: Терапиано Ю. Борис Дикой // Терапиано Ю. Встречи. Нью-Йорк, 1953. С. 138 – 142; Adams V. Tartu poisi tähelend // Looming. Tallinn, 1964. Nr. 8. Lk. 1203; Соколов А. Ты предпочитал бороться – победить или погибнуть // Молодежь Эстонии. Таллин, 1967. 3 дек. № 236. С. 2; Райт-Ковалева Р. Человек из Музея Человека: Повесть о Борисе Вильде. М., 1982; Blomerius R. Koolivennalikult Boris Vildest // Edasi. Tartu, 1983. 30 okt. Nr. 249. Lk. 4; Круус Р. Борис Вильде // Радуга. Таллин, 1989. № 6. С. 58 – 60; Яновский В. С. Поля Елисейские: Кн. памяти / Предисл. С. Довлатова. СПб., 1993 (по «именному указателю»); Головенченко С. А. Вильде Борис Владимирович… // Писатели русского зарубежья (1918 – 1940): Справочник. М., 1995. Ч. III. С. 221 – 223; Ильин Р. Вильде Борис Владимирович… // Русское зарубежье: Золотая кн. эмиграции. Первая треть ХХ века: Энцикл. биогр. словарь. М., 1997. С. 147 – 148; Милютина Т. П. Люди моей жизни. Тарту, 1997. С. 43, 85 – 87, 91; Борис Вильде. Рижский эпилог / Публ. Ю. Абызова // Балтийский архив: Рус. культура в Прибалтике. Таллинн, <1997>. Т. 3. С. 58 – 109; Письма Бориса Вильде к матери / Вступит. ст. и публ. Б. Плюханова; Коммент. Л. Киселевой // Труды по русской и славянской филологии: Литературоведение IV. Тарту, 2001. C. 282 – 338; Исаков С. Г. Борис Владимирович Вильде // Русская эмиграция и русские писатели Эстонии 1918 – 1940 гг.: Антология / Сост., вступит. ст., биогр. справки и коммент. проф. С. Г. Исакова. Таллинн, 2002. С. 215 – 216; Исаков С. «Ничего подозрительного не замечено»: Новое о Борисе Вильде // Вышгород. Таллинн, 2004. № 5 / 6. С. 15 – 30; Шаховская З. Таков мой век / Пер. с фр. Изд. 2-ое, испр. М., 2008. С. 333.

[2] Исаков С. Ничего подозрительного не замечено. С. 22.

[3] См.: Вильде Б. «Вечером влюбленный на песке морском…» // Полевые цветы. Нарва, 1930. № 1; Вильде Б. «Всю ночь пел соловей…» // Полевые цветы. 1930. № ¾ (оба стих. воспроизв. в ст.: Круус Р. Указ. соч. С. 60); Вильде Б. Жизнь наша (Отрывок из киноленты из жизни русского студенчества в Юрьеве) // Руль. Берлин, 1930. 30 сент. № 2993. С. 2 – 3 (то же – под назв. «Трое в одной могиле» – опубл. в журн.: Русский магазин. Таллинн, 1930. № 1. С. 34 – 35; см. также воспроизв.: Вильде Б. Жизнь наша (Отрывок из киноленты из жизни русского студенчества в Юрьеве) / Публ. А. Данилевского // Культура русской диаспоры: саморефлексия и самоидентификация. Мат. междунар. семинара. Tartu, <1997>. С. 367 – 372); Дикой Борис. Об-во русских студентов при Дерптском ун-тете (7 ноября 1920 – 1930 гг.) // Руль. 1930. 11 нояб. № 3029. С. 4; Вильде Б. Русские в Эстонии (Хуторяне. – «Когда же в Россию?.. – Рыбацкий «кооператив» – Сдвиг к лучшему) // Руль. 1930. 5 дек. № 3049. С. 4 (воспроизв. С. Г. Исаковым в журн.: Вышгород. Таллинн, 2004. № 5 / 6. С. 30 – 34); Дикой Борис. Ливы (Волость, претендующая стать государством) // Руль. 1930. 18 дек. № 3060. С. 2.

[4] См.: Б. Д. <Вильде Б. В.> «Незнакомка» Рильке // Числа: Сб. / Под ред. Н. Оцупа. Париж, 1933. Кн. 9. С. 187; Дикой Борис. Стефан Георге // Встречи: Ежемес. журн. / Под ред. Г. В. Адамовича и М. Л. Кантора. <Париж,> 1934. № 1. Янв. С. 34 – 35;Дикой Борис. «Немного нежности и снисхожденья» // Новь. Таллинн, 1935. № 8 (воспроизв. в ст.: Круус Р. Борис Вильде // Радуга. 1989. № 6. С. 60).

В этой связи см. в воспоминаниях Ю. К. Терапиано: «Борис Дикой <…> стал постоянным участником монпарнасских бесед.

Бывают люди, которые, входя в литературные круги, принимая деятельное участие в жизни какого-либо литературного поколения и, почти не выразив себя в литературе, остаются тем не менее характерными персонажами данной эпохи.

Борис Дикой был “около литературы”, хотя сам писал стихи, рассказы и критические заметки. Но он сам не придавал особого значения своим писаньям. Главным для него – являлась воля выявить себя в соответствии с тем кругом идей, которые он разделял: он хотел быть “человеком тридцатых годов”, выразителем жизненной темы своего поколения, но без “упадочничества”, без “капитуляции перед миром”.

Его появление на Монпарнасе в начале тридцатых годов вызвало даже некоторое беспокойство <…>» (Терапиано Ю. Встречи. Нью-Йорк, 1953. С. 138).

[5] См. недавнее переизд. по-русски: Вильде Б. Дневники и письма из тюрьмы: 1941 – 1942 / Предисл. Д. Вейон; Послесл. Ф. Бедарида; Пер. М. А. Иорданской. М., 2005.

Страницы