Ретроспектива

Аверченко и «Сатирикон»

Публикатор: 
17.04.2010

Всё это было перед первой малой революцией, совсем анемичной по сравнению со второй, – великой и бескровной.   

Тогда, как грибы-поганки после дождя, начали ежедневно расти в большом количестве юмористические и сатирические журналы. Правда, большинство из них не успевало прожить более недели, самые названия их канули в вечность, и погибали они скорее от невнимания перегруженной публики, чем от цензурных утеснений. Помню, шебуевский «Пулемёт», арцыбушевский «Зритель», ещё «Скорпион», «Бич», «Плеть», «Комар», «Живчик», «Езоп», «Пощёчина», «Жало», «Рвач» и т. д. до сотен трёх. Параллельно с ними распускались махровым цветом порнографические издания.

Новый миллионер

Публикатор: 
16.04.2010

Смешно сказать: в течение двух дней я встретил этого человека три раза; и он был мне совершенно чужд и не нужен! А существуют люди, которых любишь и с которыми хотел бы встретиться – и не видишь их годами…   

Первая встреча с этим человеком произошла у крупного ювелира, где я выбирал булавку для подарка, а «этот человек» (до сих пор не знаю, как его зовут) бессмысленно переминался с ноги на ногу у прилавка, тоскливо вздыхая, и то распахивая, то запахивая роскошную шубу с бобровым воротником.

Жизнь Макриды Паскудиной

Публикатор: 
16.04.2010

У торговки яйцами, Макриды Паскудиной, была своя затаённая, глубоко сидящая внутри, роскошная мечта.   

Можно сказать с уверенностью, что это была мечта всей её жизни. Макрида Паскудина хотела:   

– Быть миллионершей!

Как хоронили Аверченко

Публикатор: 
16.04.2010

«Ветер, ветер, на земле не стоит человек»…   

Ветер и снег, и мороз – такой, какого не было в декабре. Совсем русская зимняя погода… Так было в Праге в день похорон Арк. Аверченко. Как будто к нему, в день последнего его земного пути, пришёл север, на который он всегда стремился и теперь, во время заграничных скитаний.  

Как умирал Аркадий Аверченко

Публикатор: 
15.04.2010

На постели 2516, белой железной больничной постели, утром 12-го марта скончался Аркадий Тимофеевич Аверченко…   

Стояла она в большой комнате в Пражской городской больнице, сначала первой слева от входа, а затем второй справа.   

Постель эта, над которой на белой табличке виднелась серая транспарантная простая надпись: «Аверченко Аркадий номер 2.516», была свидетельницей мучений и надежд, борьбы за жизнь и кончины большого человека и большого читателя…

Страницы