Последний посетитель. Действие первое

Печать и PDF
Опубликовано: 
2 января 2011

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Посетитель, 40 лет.

Казмин Андрей Андреевич – заместитель министра, 55 лет.

Ермаков – помощник, 40 лет.

Вера, 27 лет.

Женщина-милиционер.

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

 

Место происшествия – второй кабинет Минздрава.

Время – от 18 до 20 часов сего дня.

 

Е р м а к о в. Все равно на днях решается вопрос. Когда договор вступит в силу, вы уже будете министр...

К а з м и н. Вы мне тут не устраивайте самодеятельности. Пока нет указа – нет и министра. (Пишет). И вообще, привыкай к протокольным формам работы. Все должно быть законно. Давай следующего.

Ермаков пожимает плечами, идет к двери и распахивает ее.

Е р м а к о в (В предбанник). Следующий!

В кабинет входит Посетитель, за ним – Вера, женщина двадцати семи лет.

П о с е т и т е л ь (Останавливаясь и неотрывно глядя на Казмина). Здравствуйте...

К а з м и н. Добрый день. Проходите.

Е р м а к о в (Видя, что Посетитель медлит). Садитесь, садитесь. (Женщине) Садитесь поближе.

В е р а. Ничего, я здесь. (Забивается в угол)

Посетитель пристально смотрит на хозяина кабинета, бросает взгляд на помощника, потом садится в жесткое кресло возле стола.

К а з м и н. Я вас слушаю...

П о с е т и т е л ь. Да-да... (Достает очки, сквозь стекла всматривается в циферблат кабинетных часов) У вас что-то с часами.

К а з м и н. Что вы?

П о с е т и т е л ь, Я говорю, часы спешат. (Показывает)

К а з м и н (Глянув на большие напольные часы, потом на свои ручные). Действительно спешат. Ну ничего. Главное, чтобы мы не отставали. Мы вас слушаем.

П о с е т и т е л ь (Мягко улыбаясь). Все-таки лучше, когда точно. (Встает, идет к часам) Я не испорчу, это «Лёрх-триста», я знаю. (Точными, экономными движениями переводит стрелки) Извините. Не люблю ничего приблизительного. (Возвращается на место) Красивые часы, настоящие. Если бы позволяла моя квартира...

Е р м а к о в. Вы по вопросу жилья? (Открывает журнал предварительной записи)

П о с е т и т е л ь. Нет-нет, я хорошо устроен. Я к тому, что кабинетный «Лёрх» требует пространства...

Е р м а к о в. Простите, ваша фамилия?

П о с е т и т е л ь. Да... Да... (Ощупывает карманы, как бы намереваясь достать документы)

Е р м а к о в. Вы записывались на приём?

П о с е т и т е л ь. Да. (Привстает, отыскивает себя в журнале) Вот я, вот моя фамилия. А ваша, простите?

Е р м а к о в (Пишет, сравнивая с записью в журнале). Личное дело...

П о с е т и т е л ь. Вы не сказали, как вас зовут.

Е р м а к о в (Сдерживаясь). Я – помощник. Вот заместитель министра. Он вас слушает.

П о с е т и т е л ь. Я знаю. Вы тоже медик по образованию?

К а з м и н. Простите, товарищ... У нас – прием. Если у вас дело, то давайте о деле. Там очередь, люди ждут, а мы с вами – про часы, про образование...

П о с е т и т е л ь. Там никого нет.

К а з м и н. Как – нет? (Смотрит на Ермакова) Это все?

П о с е т и т е л ь. Я последний.

Е р м а к о в (Ничего не понимая, смотрит в журнал). У меня по записи (Считает) шесть человек. (Встает, открывает дверь в предбанник)

П о с е т и т е л ь. Вы что, не верите?

Е р м а к о в. Действительно... Так добивались приема... Странно...

К а з м и н (Оживляясь). Ладно. Включи телевизор, пусть греется... Все равно сидеть до восьми. Вдруг кто придет...

П о с е т и т е л ь (Смотрит на часы). Значит, два часа в нашем распоряжении...

К а з м и н. Ну, я думаю, с вами мы решим быстрее. (Добродушно смеется) Давайте, что у вас?

П о с е т и т е л ь (Ермакову). Вы не сказали, вы – врач?

Пауза.

К а з м и н. У вас что-нибудь конфиденциальное? (Смотрит на Веру)

П о с е т и т е л ь. Просто я не ожидал, что будет еще... кто-нибудь.

Е р м а к о в (Шефу). Андрей Андреевич, мне выйти?

К а з м и н. Товарищ Ермаков – врач. Можно говорить все.

П о с е т и т е л ь (Вспоминая). Ермаков? Ермаков… Ермаков... Вы работали в клинике? Да? Верно?

К а з м и н. Да, он работал в клинической больнице. В свое время. Я тоже. Давайте о деле. Ну так начали?

П о с е т и т е л ь. А потом, когда вы перешли сюда, вы забрали его с собой.

К а з м и н (Сдерживаясь). Не забрал, а пригласил. Вы пришли о чем-то просить? Просите.

П о с е т и т е л ь. Не то чтобы просить...

К а з м и н. Ну тогда жаловаться.

Посетитель молчит.

К а з м и н (Начиная терять терпение). Нет. Ну, тогда остается предположить, что вы пришли с предложением. Угадал? Что у вас – приспособление? Препарат? Метод? Вы в нашей системе работаете? Да? Нет? (Уже улыбаясь) Ну что же? Вы будете говорить? Что-нибудь мы услышим, в конце концов? (Вере) Может, вы начнете?

В е р а (Пугаясь). Я?!

К а з м и н. Ну он же, по-моему, действительно... намерен уложиться в два часа!

П о с е т и т е л ь. Не так просто вам это сказать...

К а з м и н. А вы давайте!

П о с е т и т е л ь. Если вы хотите сразу...

К а з м и н. Сразу!

П о с е т и т е л ь (Показывая глазами на помощника). И при нем...

К а з м и н. И при нем!

П о с е т и т е л ь (Как бы преодолевая в себе нечто). Хорошо. Я пришел с тем... чтобы предложить вам... уйти...

К а з м и н. Не понял! (Пауза) Я – уйти? Мне? Откуда? Сейчас? Не понимаю!

П о с е т и т е л ь (Твердо). Вообще. С поста.

Некоторое время Казмин смотрит на Посетителя. Потом на своего помощника. Помощник полуутвердительно прикладывает два пальца к своему воротнику.

К а з м и н (Вставая, Посетителю). Вы, часом, не пьяны?

П о с е т и т е л ь (Совершенно спокойно). Я вообще не пью.

К а з м и н (Не сразу). Ну вот что, милейший, оставьте помещение. Немедленно.

П о с е т и т е л ь. Я так и знал, что вы с этого начнете...

К а з м и н. Что вы говорите! Ну вот и прекрасно. Я с этого начал и этим кончу. Все?

П о с е т и т е л ь. Я только думал, вы сначала поинтересуетесь, почему я это сказал. А уж потом начнете выпроваживать.

К а з м и н. А вы ошиблись. Мне неинтересно. Прощайте. (Вере) Вы тоже.

Вера встает.

П о с е т и т е л ь. Вера, ты посиди.

Е р м а к о в (Начиная действовать). Послушайте, вы что тут распоряжаетесь в чужом кабинете! Вы куда пришли?! Это учреждение, а не кабак! Ну-ка давайте отсюда!

П о с е т и т е л ь. Только без рук. Это действительно не кабак, а вы не вышибала. Я, между прочим, посетитель... и в часы приема...

Е р м а к о в (Шефу). Я вызову милицию...

К а з м и н (Садится, занимается бумагами на столе). Вызывай.

В е р а (Негромко). Я говорила...

П о с е т и т е л ь. Вот поэтому я так сразу и не хотел. Это вы меня заставили: давайте... сразу... при нем... Вот и получилось. (Видя, что Ермаков набирает номер, встает) Ермаков, вы положите трубку-то! Какие для милиции основания...

Е р м а к о в. Алло! Дежурный?.. Звонят из кабинета Казмина. Пришлите кого-нибудь. У нас тут один дебоширит... Да, мешает работать... Спасибо, ждем.

П о с е т и т е л ь. Нашли дебошира. (Пауза) Ну ладно. В милиции тоже люди. (Казмину) Я надеюсь, мы не будем сидеть просто так до прихода милиции? Может, все же поговорим?

Е р м а к о в (Казмину). Никогда не отпускайте секретаря. Пусть девочка сидит весь прием. (Включает телевизор)

П о с е т и т е л ь. Андрей Андреевич! Все равно время есть... У них там машин не хватает... Конец дня... Минут сорок займет...

Раздается стук в дверь. Дверь открывается, входит женщина-милиционер.

(Потрясенно) Как?! Уже?!

Е р м а к о в (Показывает милиционеру). Вот, освободите кабинет от этого артиста!

П о с е т и т е л ь (Вошедшей). Вы что, на вертолете, что ли? Только позвонили...

М и л и ц и о н е р. Гражданин, пройдемте.

П о с е т и т е л ь. Ну почему же сразу – гражданин! Я, может быть, еще товарищ. Вы сначала представьтесь, как положено. Вы кто?

М и л и ц и о н е р. Дежурный ведомственной охраны сержант Малова. Будьте любезны, пройдите со мной.

П о с е т и т е л ь. Ах во-от что! Этого я не учел. Я ожидал из дежурной части города... А тут – охра-ана? Ну все равно. Я вам объясню...

М и л и ц и о н е р. Давайте выйдем за дверь и там объясните.

П о с е т и т е л ь. Вы вот что, девушка...

М и л и ц и о н е р. Я вам не девушка, а сержант!

П о с е т и т е л ь. Ну, бывает, бывает...

Е р м а к о в. Вот вы видите.

М и л и ц и о н е р. Перед вами человек в форме!

П о с е т и т е л ь. Я вижу, вижу. Могу сказать, что она вам идет. Я формы не боюсь. Потому что она обычно на человека надета. Есть тут человек или только форма? Кто со мной разговаривает?

Е р м а к о в. Ну, долго будет продолжаться этот митинг? Что вы, не можете выставить нарушителя за дверь?

П о с е т и т е л ь. Нарушителя чего, собственно? Ну что я такого нарушил? Вы знаете, вы ее на меня не натравливайте. Вы и так поставили девушку в глупое положение. Сержант, я пойду с вами. Хоть на край света, И за любую дверь. Но сначала вы ответьте мне на один вопрос!

М и л и ц и о н е р. Ну?

П о с е т и т е л ь. Вы понимаете, что тут происходит?

М и л и ц и о н е р. Ну, что тут происходит?

П о с е т и т е л ь. Я – посетитель. Я пришел на прием. По предварительной записи. В часы приема. У меня тяжелый разговор. Я его только начал. Я не кричал, не ругался матом, не дрался, не ходил по столу... Что там у вас еще значится в должностной инструкции о хулиганстве? Зачем вы здесь?

М и л и ц и о н е р. Мне позвонили – я должна выполнить приказ.

П о с е т и т е л ь. Чей? Вы же не у замминистра в подчинении. И не у его помощника на службе. У вас свой взводный, свой устав. Где там сказано, что вы должны, не разбираясь, не выслушивая...

Е р м а к о в. Сержант, делайте, что вам говорят.

П о с е т и т е л ь. Вот видите? Вас толкают на беззаконие. Вы представляете, что выйдет? Вы даже не знаете, кто я.

М и л и ц и о н е р (Растерянно). Я ничего не понимаю. Он что-нибудь натворил?

Е р м а к о в. Он мешает работать!

К а з м и н. Стоп! Сержант, спасибо, идите на пост. Идите, идите, мы сами.

П о с е т и т е л ь. Да, мы уж сами... Вы извините... вот их...

Милиционер уходит.

К а з м и н (Заглянув в журнал). Простите, вы кто?

П о с е т и т е л ь. То есть?

К а з м и н. Ну, вы сказали: вы же не знаете, кто я. Кто вы?

Е р м а к о в. Вы из системы Госконтроля?

Посетитель пожимает плечами.

Е р м а к ов. Может, какая-нибудь комиссия... Вы не депутат?

П о с е т и т е л ь. Не-ет...

Е р м а к о в. Вообще какие-нибудь полномочия, чтобы говорить с нами, у вас есть? Кто вы?

П о с е т и т е л ь. А-а. Я понимаю. В самом деле, является тип с таким резким предложением... Значит... Кто его знает... Мало ли... Я понял... В этом смысле я – никто.

Е р м а к о в. Простите?

П о с е т и т е л ь. Обыкновенный гражданин. Не судим. Беспартийный. За границей не бывал. Не женат. Наград не имею. Просто вот ваш современник.

Е р м а к о в (Взрываясь). Андрей Андреевич, мне эти его шутки уже...

К а з м и н. Какие шутки! Разве вы не видите? Человек серьезно. Он не женат. Он просто современник.

Е р м а к о в. Между прочим, я так и думал. Он будет мне рассказывать...

К а з м и н. Подождите, Ермаков... (Посетителю) Это прекрасно, что вы просто. Значит, не судимы. Чудненько. И за границей не бывали?

П о с е т и т е л ь. Нет, местного значения.

К а з м и н. Отлично. И хотите, чтобы я подал с поста. Занятно. Такая, стало быть, мысль, да? Вы знаете, я подумаю над вашим предложением. А не скажете, давно у вас такая идея?

П о с е т и т е л ь. Не очень. А что?

К а з м и н. И вот вы все время думаете об этом и думаете... (Подходит, пристально всматривается в лицо Посетителя)

П о с е т и т е л ь. Можете себе представить, до головной боли.

К а з м и н (Совсем приближаясь). До головной боли. (Чертит пальцем в воздухе квадрат, следя за глазами Посетителя) Чудненько...

Е р м а к о в (Догадываясь). Тьфу, черт! (Отправляется к телефону)

К а з м и н. Вот живете вы себе и думаете...

Е р м а к о в. Я звоню.

К а з м и н. Скажите, голубчик, а раньше... до этого... у вас ничего такого не возникало?

П о с е т и т е л ь. Андрей Андреевич. Вы остановите вашего помощника. А то ведь он позвонит в дурдом и так вас подведет! Ну что, вы всерьез полагаете, что я не готов к такому повороту?

Пауза.

К а з м и н (Вдруг). Но ведь все это ненормально! Вы понимаете это?

П о с е т и т е л ь (Улыбаясь). Хм. Конечно, понимаю.

Е р м а к о в. Мне звонить?

К а з м и н. Да успокойся ты, в самом деле!

Е р м а к о в пожимает плечами, но трубку кладет.

К а з м и н (Обходит стол, садится напротив Посетителя. Смотрит на него). Так что же случилось?

П о с е т и т е л ь. Андрей Андреевич, я к вам как к человеку. Если бы я не рассчитывал, что вы человек живой, вы понимаете, я бы к вам не пришел. Я бы накатал телегу, куда надо... Четырехосную такую телегу. С прицепом. И ждал бы себе, чем дело кончится. А я решил: зачем? Он – человек. Пойду прямо к нему...

К а з м и н. И правильно сделали. Я так понимаю, вас кто-то в нашей системе сильно обидел, раз вы решили замминистра с работы снимать.

П о с е т и т е л ь. Ну... меня трудно обидеть…

К а з м и н. Да вот я и смотрю. Ну не вас, а кого-нибудь из ваших близких. Я разберусь.

П о с е т и т е л ь. Так в том-то и дело, что вы не имеете права здесь быть. Вы меня извините за дерзость.

К а з м и н. Вот тебе и раз. (Смотрит на Ермакова)

Е р м а к о в (С намеком). Я вас не понимаю, Андрей Андреевич.

К а з м и н (Делая успокоительный жест). Ну, хорошо. Не имею права. И почему же?

П о с е т и т е л ь. Я объясню. Только скажите: вот вы много лет оперировали сердце, сосуды... А потом ушли сюда. Вы смогли бы вернуться к операционному столу? Вообще это возможно?

К а з м и н (Раздражаясь). Чтоб вы знали: я и сейчас оперирую.

П о с е т и т е л ь. Да это я знаю. Четыре операции в месяц. Разве это практика? Это почти деквалификация. Ну что за хирург, который вырывается из кабинета к столу раз в неделю, да и то не всегда. Это нужно изо дня в день... Как раньше...

К а з м и н. Ах, вот вы о чем! (Облегченно и весело, помощнику) Вот видишь – и разобрались.

Е р м а к о в (Вскидывая руки). Поди пойми его.

П о с е т и т е л ь. Я вот тут посмотрел прессу. Очень пожелтевшую, к сожалению. (Достает из дипломата газетные вырезки) Вот, светилом называют. Асом торакальной хирургии. Вот это вы. (Показывает газетное фото) Узнаете? Это когда вам вручали Государственную премию.

К а з м и н (Разглядывая и теплея). Да-а. Ермаков, и ты здесь! (Передает фото и зачитывается текстом)

П о с е т и т е л ь. Где? (Всматривается сам)

Е р м а к о в. Вот. Это я. Еще без бороды.

П о с е т и т е л ь. Поэтому я сразу и не узнал.

Е р м а к о в (Шутливо). Молодой, красивый…

П о с е т и т е л ь. Тогда ясно...

Е р м а к о в. Что ясно?

П о с е т и т е л ь. Нет, ну... что вы причастны ко всему этому.

Е р м а к о в. Ну да, я пришел в Кардиоцентр за два года до премии. (Шефу) Ну и время было... Помните? По три операции в день... Вот пишут (Читает): «Профессор Казмин сутками не выходил из операционной». Все верно... (Шефу) А что, он прав, этот наш современник: грех вам, Андрей Андреевич, сидеть в министерстве с такими руками. Не имеете вы права...

П о с е т и т е л ь (Обрывая). Вас, Ермаков, это тоже касается.

Е р м а к о в. И меня, и меня. Но... Ту форму теперь сложно вернуть. Смотрите, Андрей Андреевич, люди помнят... А давайте по такому случаю попьем... чаю. А? (Достает бутылку коньяка и рюмки) Чай французский. Вас Верой зовут?

П о с е т и т е л ь. Я сказал: я не пью.

Е р м а к о в. Я тоже, я тоже. Никто из нас теперь не пьет. Вера, а что вы, такая женщина, забились в угол? Давайте сюда. (Пододвигает кресло) Нет, лучше – сюда. (Ведет ее и усаживает)

П о с е т и т е л ь. Вера, ты посиди там. (Указывает на угол)

Вера встает.

Е р м а к о в. Зачем? Нет уж, здесь. Вы у нас единственная дама. Только здесь.

П о с е т и т е л ь (Вере). Согретое место – оно... прочнее...

Вера идет на свое место.

Страницы