Почему обезьяна кричит петухом: к объяснению одного мотива в творчестве А.М.Ремизова: страница 2 из 3

Опубликовано: 
11 января 2012

В случае же со сном «Обезьяны» существенно и то, что этот «сон» имеет несколько редакций (особо подчеркнем, что редакция 1927 г. включает такие мотивы, которые не могли появиться ранее событий 1917 г.: «нас выстроили, как красноармейцев, на Марсовом поле» (Ремизов 1991: 390; курсив мой. – С. Д.)), свидетельствующих о том, что перед нами не только некоторое спонтанное проявление «бессознательного», но и текст, существующий по законам именно художественного текста. Проще говоря, рассказ-сон «Обезьяны» – это, по всей видимости, результат литературной обработки подлинного сна.

Но вернемся к «петушиному крику обезьяны». Ключ к этому мотиву надо искать в знаменитой игре Ремизова в Обезвелволпал (Обезьянью Великую и Вольную Палату) (см.: Обатнина 1996; Доценко 1997). Прежде всего уточним, кто кричит. Рассказ написан от первого лица – предводителя обезьян, но имя его не названо. Но, как известно, в мистификации Ремизова обезьяньим царем был Асыка-Валахтантарарахтарандаруфа. Не удивительно, что Ремизов, включив сон «Обезьяны» в свою автобиографическую хронику «Взвихренная Русь» (1927), дал ему заглавие: «Асыка». Что вынуждает видеть в предводителе обезьян именно обезьяньего царя Асыку. Известен и придуманный Ремизовым «нерукотворенный образ» Асыки, который описывается так:

«Есть асычий нерукотворенный образ – на голове корона, как петушиный гребень, ноги – змеи, в одной руке – венок, в другой – треххвостка» (Ремизов 1922: 49; cм. также: Ремизов 1991: 376).

Этот графический образ Асыки есть и на печатях Обезвелволпала (см.: Ремизов 1922: 45), и на обложке книги А. Ремизова «Сказки обезьяньего царя Асыки» (Берлин, 1922). В таком виде он восходит к иконографии божества гностической секты Василида – Абраксаса [1]. На геммах эпохи раннего христианства Абраксас (Abraxas) обычно изображался в виде следующей фигуры:

«<> с человеческим туловищем, человеческими руками, петушьей головой и змеями вместо ног; в правой руке ее плеть, в левой круг или венок с двойным крестом внутри <курсив мой. – С. Д.>» (Брокгауз-Ефрон 1891: 40; см. также: Русская энциклопедия 1911: 20; Большая энциклопедия 1902: 25; Еврейская энциклопедия: 149 – 152).

Тождество иконографического образа обезьяньего царя Асыки и гностического божества Абраксаса полностью подтверждается рисунком Ремизова, на котором изображена фигура с петушиным гребнем на голове, в правой руке ее – плеть-треххвостка, в левой – венок с крестом внутри (см.: Кодрянская 1959: 150). Внизу, под рисунком, подпись кириллицей: «Царь обезьяний Асыка». Над фигурой Асыки – имя «Абраксас», написанное древнегреческими буквами. Рядом с фигурой Асыки – сделанная глаголицей («обезьяньей» азбукой, как и на многих документах Обезвелволпала) надпись: «Обезвелволпал». Справа внизу – кириллическая приписка: «О нем никто ничего не знает, и его никто никогда не видел» (слова эти взяты из «Конституции» Обезвелволпала; см.: Ремизов 1991: 376). Подчеркнутая петушиная природа Абраксаса сохранилась, как мы видим, и в образе обезьяньего царя Асыки. Поэтому не удивительно, что обезьяна (царь Асыка) кричит именно петухом.

 


[1] Пользуюсь случаем выразить благодарность М. В. Безродному за это наблюдение.

Страницы