По материалам газеты «Сегодня». Конец Серебряного века: страница 2 из 2

Печать и PDF
Публикатор: 
Опубликовано: 
14 января 2012

Казнь 61 лица,

обвинённых в «заговоре» против советской власти, была, оказывается, приурочена к третьей годовщине смерти Урицкого, убитого студентом Канегисером.

Подтверждением нарочитости этой кровавой тризны служит статья «Красный Газеты», в которой подчёркивается, что докладу о казни «заговорщиков» предшествовало почтение памяти Урицкого.

Сегодня. 1921. № 212 (17 сентября). С. 3.

 

Среди голода и расстрелов

Каменев о судьбе членов Всероссийского Комитета

В беседе с московским корреспондентом «New York Herald'a» Каменев заявил, что те члены комитета, которые оставлены под арестом, несомненно будут осуждены, так как у одного из них нашли список членов нового правительства, которое должно было состоять исключительно из кадет. Во главе этого правительства должен был стать диктатор. Точно также, по словам Каменева, имеются доказательства того, что Всероссийский Комитет занимался пропагандой. Тем не менее, по словам Каменева, виновные не будут расстреляны. Часть их будет подвергнута долговременному заточению, а другие будут посланы на принудительные работы в голодающие местности. «Советское правительство, закончил Каменев, с благодарностью относится ко всякой помощи, но оно не так наивно, чтобы позволить под видом помощи устраивать заговоры».

Сегодня. 1921. № 212 (17 сентября). С. 3.

 

 

Письмо из Москвы

Простите, что на этот раз письмо выйдет, может быть, коротким и путанным и не удовлетворит вас, сгорающих нетерпением получить свежие вести отсюда. Но вы не судите строго, а главное считайтесь с той осторожностью, какую приходится volens nolens соблюдать каждому москвичу сейчас, когда кажется сам воздух, которым вы дышите, кажется шпиком и доносителем в чрезвычайку. Если чрезвычайка не стесняется тревожить покой, скажем, не только патриарха Тихона, но даже самого Максима, то вы поймёте, какое значение может иметь какая-нибудь интеллигентская мошка?

А чрезвычайка, поставившая вопросом своей чести непременно разоблачить до конца «преступную» деятельность общественного комитета, всё ближе и ближе подбирается к Тихону. Сначала шпики, не тревожа его особенно, делали визиты на дом, выспрашивали, вынюхивали «лаской», а потом, естественно, обнаглели и заставили патриарха самого являться на Лубянку, причём предупредили, что если патриарх будет развязывать свой язык и разбалтывать о своих беседах со следователями, то… Вы понимаете, конечно, что значит это «то»… чрезвычайки. А узнать чрезвычайке от патриарха Тихона нужно много: кто что говорил, кто о чём беседовал из числа нынешних арестованных, какое отношение имел сам Тихон к «преступникам», и не покушался ли сам Тихон в мыслях своих на власть? И почему он долго не соглашался с Горьким послать «цидулю» к американцам, а, согласившись, долго спорил с Горьким относительно текста «своего» патриаршего воззвания и сердил такого хорошего, такого благородного человека, как максим Горький? Ведь чрезвычайке всё известно и напрасно, наделённый высочайшим доверием властей, начальник православной церкви запирается, заставляя чрезвычайку применять к нему (патриарх сам сознаёт это) маленькую репрессию, в виде понуждения его приходить самому на допрос.

Но шалуны чрезвычайки, снова ставшие большими и важными персонами, немало уделяют внимания и Горькому, ежедневно наезжая к нему в Петроград. Разве не будут эффектно звучать в будущем «Сообщении от всероссийской чрезвычайной комиссии» те места, где (чем чрезвычайка не шутит) будет напечатано курсивом: «Блаженный патриарх Тихон показал, что…», или: «Известный мировой писатель М. Горький сообщил, что…», «Игра стоит свечей и Париж - хорошей обедни».

Сам-то, конечно, Максим вне всякого подозрения, но допрашивающим его следователям из чека, говорят, чрезвычайно важно знать его просвещённое мнение о роли Общественного Комитета. И кому больше знать о нём, как не Горькому, лично знающему «этих негодяев». Положение Горького тем наипаче конфузное, что его тяготит доверие чрезвычайки, ведь, в Москве и в Петербурге, всё-таки осталось немало честных людей. Досаждают и докучные просьбы родственников и петербургских друзей арестованных членов злополучного комитета с просьбами посодействовать. Ведь они ничего не требуют от Горького особенного. Просто, как честный человек, он должен поехать к своим высоким друзьям и откровенно сказать им, что дело, которое они затеяли, - подлое и нехорошее дело, и какая кому польза будет от того, что будет убито ещё несколько хороших и порядочных людей. Но, вероятно, у Горького нет этого мужества и после одного свидания с… Впрочем, разрешите не называть с кем, вы понимаете, почему… Горький официально «заболел», и просителей принимают его подозрительные секретари, с которыми откровенничать не очень-то безопасно. Вообще атмосфера для Горького сильно неприятная, и он просится за границу отдохнуть. В принципе, говорят, этот вопрос решён, дело только за предлогом и согласием чеки: до поры, до времени Горький ей нужен…

Ну а с голодом у нас уже покончили. В нашем, конечно, смысле. Проделали всё, что полагается по сезону и перешли к очередным делам. Объявили республику в смертельной опасности, выкинули новый лозунг «голодного фронта», объявили мобилизацию партийных товарищей, печатали сводки о подвозе семян в Поволжье и закончили гордым девизом: «враг, царь-голод повержен». Теперь уже никого не касается, что хлеб и семена официально прибывшие, попадут в голодные районы не раньше конца октября; что по всей Симбирской губ. хлеба только на три дня даже по сверхголодной норме; что целые маршрутные поезда стоят неразгруженными по 15 дней и расхищаются всеми, кому не лень; что расстояние в 15 - 25 вёрст, за неимением паровозов, проходится в трое-четверо суток, и приезжающие на подводах голодные мужики, предлагающие себя вместо паровозов и свои телеги вместо вагонов, разгоняются, потому что «нет приказа», что добрую половину сопревших, недозрелых семян приходится выгружать, как солод, и съедать вместо засева; это «маленькие недостатки механизма», а в прочем - голода нет, и советская власть, ещё раз выдержав тяжкое испытание, победила врага, чтобы со спокойной совестью подойти к «текущим делам» и в первую очередь к стабилизации рубля. Стабилизация - это такая же психопатическая навязчивая идея, как и недавняя электрификация. Но с той разницей, что электрификация была просто глупость, от которой никому ни холодно, ни жарко, а стабилизация здорово огреет всякого обывателя.

<...>

С. Н.

Сегодня. 1921. № 213 (18 сентября). С. 2.

 

 

Террор в Киеве

Львов. (Русспресс). «Украинский Вестник», со слов профессора Киевского Политехникума Коваля, передаёт подробности о бедствиях, переживаемых киевской интеллигенцией.

В киевской чека содержится свыше 5 тысяч человек, между проч., арестовано 28 членов учёного общества имени Шевченко. Арестован директор I-й украинской гимназии Дурдуковский по доносу комиссара союза коммунистической молодёжи этой гимназии - 14-летнего мальчика.

Известный писатель Сергей Ефремов, прибывший в Киев с охранной грамотой от самого Раковского, всё же был арестован чека по обвинению в краже курицы; понадобилось поручительство 12 членов академии наук для его освобождения. Арестованы также профессор Политехникума Садовский, инженер Василенко, инженер Дейнена, священник Мороз и многие другие.

Каждую ночь чека расстреливает от 10 до 15 человек. В педагогическом музее была устроена выставка местного исполкома, на который, между прочим, фигурировала диаграмма расстрелов чека. Минимальное месячное число расстрелов - 432 человека.

С голоду умерли профессор Елагин и профессор В. В. Ермаков. Профессор Добросердов голодает, живёт тремя фунтами хлеба в неделю. Известный пианист профессор Консерватории Беклемищев раздобыл себе тачку и живёт этим заработком. Профессор Иснопольский занимается сельским хозяйством на 7 десятинах земли близ Киева. Все дети киевской профессуры ходили босиком, сберегая ботинки на зиму. С начала года в счёт пайка выдано лишь по пуду муки на душу и несколько фунтов сахара.

Сегодня. 1921. № 215 (21 сентября). С. 1.

 

 

Доклад Калинина о голоде

LTA. Москва, 28 сентября. (Радио). На пленарном заседании Московского совета от 27 сентября Калинин выступил с докладом о положении в голодающих губерниях. Согласно обзору Калинина, в 15 губерниях голодают 30 миллионов жителей. Больше всех пострадали Самарская губерния, Татарская республика и немецкие колонии Поволжья. Бедствие усиливается тем, что голодом охвачены обширные области, находящиеся на значительном расстоянии от губерний с достаточным урожаем, а подвоз продовольствия невозможен вследствие плохого состояния транспорта. При первых признаках голода население толпами покидало деревни и направлялось в местности, где голод не ощущался. Средняя температура Самары равнялась температуре Каира, и в связи с этим погиб не только урожай хлебов, но и вся растительность. Безрезультатными остались также поездки крестьян за хлебом. Единственная надежда населения Поволжья - помощь советского правительства.

<...>

Сегодня. 1921. № 223 (30 сентября). С. 1.

 

 

Расстрелы не прекращаются!

LTA. Москва, 29 сентября. (Радио). Одесская ЧК ликвидировала новую тайную организацию петлюровцев, находящихся в сношениях с центральным штабом мятежников. 63 участника расстреляны.

Сегодня. 1921. № 224 (1 октября). С. 1.

 

 

Самоубийство А. Чеботаревской

Ф. Сологубу и его супруге А. Чеботаревской было разрешено совнаркомом выехать за границу. Во время приготовлений к отъезду А. Чеботаревская внезапно заболела острым психическим расстройством. В припадке психоза Чеботаревская бросилась с Тучкова моста в Неву и утонула.

Г. Р.

Сегодня. 1921. № 229 (7 октября). С. 1.

 

 

25 000 000 голодающих

LTA. Москва, 6 октября. (Радио). На заседании ВЦИК'а 5 октября председатель Калинин сообщил, что число голодающих в Советской России достигает 21 073 000, из них 8 700 000 детей. Кроме того, некоторые губернии требуют, чтобы их также признали голодающими. С ними вместе число голодающих превысит 25 000 000 человек.

Сегодня. 1921. № 230 (8 октября). С. 2.

 

 

Лекция Петра Пильского

Известный русский критик-публицист Пётр Пильский, прибывший на днях в Ригу, предполагает прочитать здесь лекцию на тему: «Ленин и Троцкий». Лекция состоится, вероятно, 18 октября, в зале Большой Гильдии.

Сегодня. № 232 (11 октября). С. 3.

 

 

«Голодная выставка»

LTA. Москва, 13 октября. (Радио). Комиссариат здравоохранения открыл Приволжскую «голодную выставку». На выставке собрано всё, что употребляется вместо хлеба в голодных губерниях. В Чувашской области едят хлеб из травы, в Самарской губернии - смесь глины, клевера, овсяной муки и лишаев.

 

 

«Ленин и Троцкий»

Послезавтра, во вторник, в зале Большой Гильдии состоится лекция Петра Пильского, посвящённая психологическому анализу двух виднейших героев нашего безвременья.

Один из лучших русских мастеров литературного портрета, Пётр Пильский, собрал обширный материал, весьма ценный для изучения психологии личностей, выплывших на поверхность в тяжёлые годы русской смуты.

Личное знакомство с рядом деятелей, наблюдения, множество статей, писанных в разное время лектором о Ленине, о Троцком, о Луначарском, о Сталине и др., - всё это вместе дало в распоряжение Петра Пильского обширный материал, на основании которого дела, фигуры, характеры, планы, размахи, правительственная практика и политические программы этих людей становятся особенно ясными, отчётливыми, законченными.

Лекцию Петра Пильского можно приветствовать и её нужно ждать, как беспристрастную и серьёзную формулировку насадителей и распространителей «мировой революции».

Сегодня. 1921. № 273 (16 октября). С. 3.

 

 

А. В. Амфитеатров о Петербурге

Алекс.<андр> Валент.<инович> Амфитеатров прочёл на днях в тесном кругу своих гельсингфорских знакомых доклад, посвящённый жизни и новому быту Петербурга и России. Приводим отдельные картинки.

Умирающая интеллигенция

За последние два года Дом Литераторов потерял всего 250 членов, а число оставшихся составляет 570 человек. Трудно представить себе, в каких тяжёлых условиях живёт русская интеллигенция. Московский профессор Покровский умер под ношей дров, которые он тащил к себе в квартиру. Проф. Иностранцев умер от голода. В Сов. России хоронят за счёт государства. Поэтому Иностранцеву прислали гроб, но он был размерами на подростка, а Иностранцев был очень высокого роста. Тогда родственники покойного выпилили стенку гроба и приделали к нему доску от сорного ящика. В таком гробу и похоронили знаменитого учёного.

Голод и борьба с ним

Казань и Уфа, как и многие другие города, окружены цепями курсантов, которые никого в город не пускают. В городах этих царит террор, а вокруг них на десятки вёрст раскинулся самовольно возникший лагерь голодающих. Люди мрут там, как мухи. Нет ни травы, ни листьев - всё съедено. Фельдшер сам видел, как матери бросали в Волгу своих детей, чтобы не слышать их плача. Детей продают массами на восток, в Хиву и Персию, и если удастся продать - это считается счастьем. Смертность в голодных районах колоссальная. В Чистополе, например, умирает 400 человек в день. Голодные переселенцы идут в состоянии полного безумия. Их ещё удаётся сдерживать, но волна всё растёт, и скоро, конечно, прорвёт все плотины. К вопросу о помощи голодающим А. В. относится пессимистически.

Гибель населения и Горький

В Петрограде в 1917 г. было два с половиной миллиона жителей, в 1919 г. - полтора миллиона, а теперь от 4 - 500 000. По официальным большевистским данным число жителей составляет 700 000 вместе с гарнизоном. Проговорившись об этом, большевики спохватились и стали уверять, что на самом деле жителей больше, но Петрокоммуна не смогла скрыть, во-первых, что число жителей Петрограда исчислено вместе с пригородами и, во-вторых, что пайки не совпадают с личностями. Известно, напр., что одно лицо получает 42 пайка. А. В. не назвал это лицо, но оно известно из других источников - это Горький…

Дети

Донос ребёнка на свою семью не редкое явление. Часто младенец, выслушавший горячее слово родителей по поводу большевистских зверств, отправляется в район с доносом, последствием чего бывают аресты и даже расстрелы. По словам докладчика. Если описывать нравственность учеников советской школы, то палитра может оказаться бессильной. Есть вещи, сказал докладчик, о которых можно говорить только с глазу на глаз.

Девочки

При освидетельствовании 150 девочек в возрасте от 8 до 12 лет, только две оказались девственными. Семьдесят пять процентов детей больны венерическим болезнями. Чудовищно развиты среди детей противоестественные пороки.

Прибавлять к этим свидетельствам А. В. Амфитеатрова нечего. Гибель надвинулась на Россию, всяческая гибель, физическая, умственная, нравственная, и час от часу эта гибель растёт и ширится.

Пришёл новый «мор человеков».

Сегодня. 1921. № 243 (23 октября). С. 2.

 

 

Злоба «Правды» на Амфитеатрова

В «Петроградской Правде» напечатана резкая статья, посвящённая побегу Амфитеатрова за границу. «На днях к хору клеветников на Советскую Россию с особым рвением примкнул, пишет «Петр. Правда», Александр Амфитеатров, фельетонист буржуазных газет, удравший неведомыми путями из России.

Но клеветническую злобность и резвость А. Амфитеатров, очутившись за границей, проявил в двойной, если не тройной мере против своих эмигрантских коллег по ремеслу. С маху чисто амфитеатровской беззастенчивости, с навыком лихого суворинского борзописца, он начал крестить направо и налево, указывая авторитетно, что он-де непосредственный очевидец и свидетель всех большевистских безобразий.

Главный материал амфитеатровских фельетонов - злобные сплетни, вымыслы трусливо злобствующих обывательских кружков Петрограда, где творятся целые легенды, измышляются про Советскую Россию всякие чудовищные басни и несообразности, словом, всё, что шепчут и сочиняют петроградские кумушки-сплетницы.

Весь этот злобный сумбур небылиц и фантазий Амфитеатров втискивает в свои фельетоны на радость заграничных белогвардейских кружков. Обливание грязью - специальность давнишнего суворинского публициста, и она настолько его увлекает, что он не щадит самых почтенных имен…»

Далее «Правда» разъясняет, кто эти «самые почтенные лица». Это - М. Горький и Чуковский.

Статья заканчивается неожиданной угрозой, что Амфитеатров будет работать не особенно долго.

А почему?

 

 

Горький заболел

LTA. Эйльвес, 22 октября. (Радио). Из Гельсингфорса сообщают, что Максим Горький опасно заболел аппендицитом.

Сегодня. 1921. № 243 (23 октября). С. 2.

 

 

Голод

Корреспондент «Роста», объехавший свыше 40 сёл и хуторов Царицынского уезда, рисует жуткую картину голода. При его проезде наиболее запасливые крестьяне доедали запасы суррогатов из толчённой соломы, картофельной ботвы и проч. У многих не было и этого. Население ест кошек, собак, питается глиной, солончаком и считает за счастье подобрать падаль. Режут дойных коров, рабочий скот. Распродают даже земледельческие орудия. Бывшие зажиточные крестьяне продают за бесценок свои постройки. Призрак голодной смерти веет над уездом. В каждом селе лежат сотни опухших, покорно ждущих смерти. Комитеты организованы, но помочь бессильны, так как нет средств. Положение отчаянное, жизнь замерла. В сёлах много хат заколочено. Деревни и сёла похожи на кладбища. Из 120 000 чел.<овек> населения уезда буквально голодает 80 000, из которых 50 000 детей.

Сегодня. 1921. № 289 (18 декабря). С. 1.

 

 

Републикуется впервые

Страницы