От редакции

Невероятное происшествие в двух частях

16.01.2011

В марте 85-го покойный генсек Черненко переехал из палаты Центральной клинической больницы прямо в Колонный зал Дома Союзов. В третий раз за неполные три года прогремели басовые аккорды «самого безумного детища Шопена» (по меткому выражению Шумана), и тем завершилась финальная сцена достопамятной эстафеты на лафетах от Колонного зала до Красной площади. Постепенно прояснилось: эпоха, названная «застоем», ушла в могилу Черненко; вместе с ней ушло время пышных похоронных постановок.

Зато в 650 драматических театрах страны стали появляться такие «репертуары», которые ещё недавно считались репертуарами сомнительного свойства, оскорблявшими советскую медицину (сельхозпроизводство, торговлю и другие отрасли народного хозяйства) и наносившими культмассовому искусству идейный и эстетический ущерб. Количество таких постановок возрастало в «эпидемических» масштабах. Не обошлось без новой конъюнктуры гласности и перестройки: советские театры, идущие в ногу со временем, должны были что-то такое дать зрителю, но что дать – за неимением «залитованных» пьес и сохранившихся от прежних времён опасений худруков дать всё-таки что-то не то – сказать по-гоголевски, чёрт его знает! Тогда как нельзя кстати пришёлся «Последний посетитель» Дозорцева, «залитованный» в начале 1986 года самим Товстоноговым и шедший, помимо Ленинградского БДТ, на трёх московских сценах одновременно. Кто-то напишет позднее, подытоживая с высоты прожитых лет: «спектакль в постановке Товстоногова был художественно слаб». Но уже к концу 86-го года «Последнего посетителя» играли в 130 театрах страны; по количеству постановок и проданных билетов он не знал себе равных, и по признанию Р. Стуруа, стал театральным событием года.

Тредиаковский. Человек и альманах

07.12.2009

На протяжении целого года в узком, сплочённом кругу писателей, журналистов и филологов – с обширнейшей, притом, географией – от Пскова до Москвы, от Риги до Афулы, близ Хайфы, и от Петергофа до Бар-Харбора, штат Мэн, – велись разговоры о готовящемся к выходу «Тредиаковском», новом литературном интернет-журнале, включающем литературоведческие, архивно-публицистические, научные изыскания, и непременно хорошо иллюстрированном. Материал из личных и государственных архивов, из библиотек, городских и домашних, – статьи, книги, письма, газетные вырезки, карикатуры (а какое уважающее себя издание сможет просуществовать хоть сколько-нибудь приличный срок без «штатного» карикатуриста?) и множественное количество, на добрый альбом, фотокарточек – летел по трансатлантическим проводам и авиапочтой, и дрейфовал малым ходом, что называется, на своих двоих, в штаб-квартиру издателя «Тредиаковского», покуда не скопилось бесценного материала на собственный его («Тредиаковского») издательский дом. Работа в доме кипела: верстались страницы и отметался, как непригодный, дизайн – тут в ход шло всё, вплоть до очков с отломанной дужкой и карманных монет господина дизайнера.