О работе Брюсова над романом «Огненный Ангел»

Печать и PDF
Опубликовано: 
6 декабря 2009

Рукописные материалы к «Огненному Ангелу» хранятся в архиве Брюсова в Российской государственной библиотеке [1]. Рукописи разнообразны по содержанию: в их составе – планы романа, законченные отрывки, почти идентичные печатному тексту, черновики глав, не вошедших в состав произведения, наборный экземпляр рукописи, наброски примечаний, выписки из исторических источников, машинописные копии иностранных рецензий, – всего 677 листов. Изучение этих материалов позволяет гипотетически восстановить историю написания «Огненного Ангела». Из исследователей творчества Брюсова рукописей романа прежде касались А. И. Белецкий и Э. С. Литвин.

До сих пор оставался невыясненным вопрос о хронологических рамках работы Брюсова над произведением [2]. Так, например, А. И. Белецкий писал: «К сожалению, нам не удалось установить, по доступным нам материалам, хронологические даты начала, развертывания и окончания работы над повестью [3]. По-видимому, точных указаний такого рода нет ни в дневниках, ни в переписке Брюсова» [4]. Исследователи прибегали к предположительным датировкам.

Известно, что замысел «Огненного Ангела» возник у Брюсова после поездки в Германию в 1897 году [5]. В последующие годы писатель собирал материалы, изучал исторические источники, конструировал сюжет и т. д. И. М. Брюсова вспоминает: «Много лет обдумывал В. Я. свою “Ведьму” [6], как первоначально решил ее назвать. Несколько лет выписывались для изучения XVI века книги, иллюстрации, рисующие быт, нравы, инквизицию, костюмы и т. д.» [7].

К лету 1905 года концепция романа представлялась Брюсову достаточно ясно. 3 июля 1905 г. он сообщал сестре, Н. Я. Брюсовой: «Я собираюсь писать свой роман <…>» [8], в этот же день он писал Н. И. Петровской [9]: «Тени сгущаются и надо мной и во мне. Мечтаю предаться роману, – предаться совсем, броситься в работу с головой, до дна ее, работать, забыв все, кроме созданного мира» [10]. О том большом значении для собственного творчества, которое придавал Брюсов будущему «Огненному Ангелу», свидетельствует и его письмо к И. М. Брюсовой от 23 июня 1905 г.: «Хочу, вернувшись, решительно заняться романом. Его обдумал весь, в подробностях. Мне прислали на Сайму № Вопросов Жизни. Как плохи романы Ремизова и Сологуба! Даже “Петр” в сравнении с ними громадное литературное явление. Я же напишу во всяком случае лучше “Петра”. Чувствую свой полдень. Чувствую, что я в обладании всеми своими силами. Хочу работать» [11]. В начале июля 1905 года, переехав в деревню Антоновка близ Тарусы, Брюсов принялся за непосредственную работу над текстом романа. В письме к Петровской от 8 июля Брюсов сообщал: «Я был совсем без сил, подавлен. <…> И вот, вернувшись с поч­ты, где прочел Твои строки, я сразу бросил все, <…> взял лист белой бумаги и стал писать. И знаю, и чувствую, и вижу, что могу писать, что никаких книг, никаких изучений мне не нужно. Чтобы написать Твой роман, довольно помнить Тебя, довольно верить Тебе, любить Тебя. Будь моим руководителем и здесь, моим маяком, моим ночным огонечком, как в мире Любви. Любовь и творчество в прозе – это для меня два новых мира. В одном Ты увлекла меня далеко, в сказочные страны, в небывалые земли, куда проникают редко. Да будет то же и в этом другом мире».

 


[1]  РГБ, ф. 386, карт. 32, ед. хр. 1-13; ссылки на эти материалы далее приводятся в тексте с указанием номера единицы хранения и цитируемых (упоминаемых) листов рукописи.

[2]  Имеется в виду непосредственное написание текста.

[3]  Критики и исследователи называют «Огненный Ангел» то повестью, то романом. На титульном листе книги стоит: «Повесть в XVI главах» («Повесть XVI века» – в 1-м изд.), но нужно учитывать, что это стилизованный под заголовок произведения, написанного от лица человека XVI века. В переписке, а также в своей «Автобиографии» (1914 г.) Брюсов со всей определенностью относит «Огненный Ангел» к жанру исторического романа.

[4]  Белецкий А. И. Первый исторический роман В. Я. Брюсова // Научные записки Харьковского государственного педагогического института. Том III. <Харьков>, 1940. С. 7.

[5]  См.: Брюсов В. Я. Детские и юношеские воспоминания // Новый мир. 1926. № 12. С. 118 – 119.

[6] Брюсов далеко не сразу выбрал заглавие для своего произведения. А. И. Белецкий отметил по рукописи варианты: «Повесть о ведьме», «Молот ведьм» и «Правдивая повесть». В черновиках имеются еще два варианта: «Правда о ведьме» (1, 3) и «Повесть о дьяволе» (1, 5).

[7]  Брюсова И. Материалы к биографии Валерия Брюсова // Брюсов Валерий. Избранные стихи. М.; Л.: Academia, 1933. С. 135.

[8]  РГБ, ф. 386, карт. 143, ед. хр. 1.

[9]  См. о ней с. 6 – 61 наст. изд. (Биографические источники романа Брюсова «Огненный Ангел»прим. ред.)

[10]  РГБ, ф. 386, карт. 72, ед. хр. 12. В дальнейшем источник цитируемых писем Брюсова к Н. Петровской специально не оговаривается.

[11]  РГБ, ф. 386, карт. 69, ед. хр. 5. Упоминаются романы «Пруд» А. М. Ремизова, «Мелкий бес» Ф. Сологуба, печатавшиеся в 1905 году в журнале «Вопросы Жизни», а также роман Д. С. Мережковского «Анархист» («Петр и Алексей»).

Страницы