Наталья Тамарович

Гумилёв и «Цех Поэтов»

Публикатор: 
07.02.2011

Кажется, в 1911 году (не могу поручиться за точность) возникло в Петербурге поэтическое объединение, получившее прозвище «Цех Поэтов». К какому-нибудь строго определённому литературному лагерю оно не примыкало, было поэтически беспартийно. Просто - собирались, читали стихи, судили о стихах несколько более специально, чем это возможно было делать в печати. Посетителями этого первоначального «Цеха» были: Блок, Сергей Городецкий, Г. Чулков, Юрий Верховский, Н. Клюев, Алексей Толстой, Гумилёв. Были и совсем молодые, едва начинающие поэты: Георгий Иванов, Мандельштам, Нарбут и жена Гумилёва - Анна Ахматова.

О свитском поезде Троцкого, расстреле Гумилева и корзинке с прокламациями

Публикатор: 
11.09.2010

На экране «Форума» – козлиная бородка Троцкого, повизгивающий голос, штампованные жесты «блестящего оратора» с разжиманием и сжиманием кулаков, «страстным» скрючиванием костлявых пальцев, хлесткими фразами о «медведе, вставшем на дыбы» – русском пролетариате. В заключение довольно сдержанные аплодисменты аудитории «счастливцев», которым удалось видеть и лицезреть в тихом Копенгагене олицетворение вставшего на дыбы пролетариата в образе пожилого, козловатого господина, с острыми глазками, беспокойно бегающими под стеклами пенсне.

Блок и Гумилев

Публикатор: 
11.09.2010

Август 1921 года – черный месяц русской поэзии. В день смерти Блока, Гумилев уже был в тюрьме. Через две недели его расстреляли…   

В один месяц две такие потери – такие невознаградимые потери. Да, действительно, – страшен жребий русского поэта, страшен жребий России…   

Блок… Гумилев… Только восемь лет отделяют нас от их смерти, – а уже как будто не восемь, а восемьдесят лет прошло. И как-то не веришь, что совсем недавно, они были живыми людьми, звались Александром Александровичем и Николаем Степановичем, смеялись, курили, принимали участие в суете литературной жизни, ходили по нашему, тоже как будто не бывшему, выдуманному, виданному когда-то во сне – Петербургу.

«Посередине странствия земного». (Жизнь Гумилева)

Публикатор: 
09.09.2010

Был нежаркий, только теплый, только солнечный август 1921 года. Гумилев вернулся в Петербург из путешествия по югу России. Он ходил по городу загорелый, поздоровевший и очень довольный. В его жизни – он говорил – наступила счастливая полоса: вот и поездка в Крым, устроившаяся фантастически-случайно, была прекрасна, и новая квартира, которую нашел Гумилев, очень ему нравилась, и погода – посмотрите что за погода!   

С уверенностью могу сказать, что ничто или почти ничто не омрачало этих – последних – дней Гумилева. Он был здоров, полон надежд и планов, материально и душевно все складывалось для него именно так, как ему хотелось. Это ощущение полноты жизни, расцвета, зрелости сказалось и в заглавии, которое он тогда придумал для своей «будущей» книги: «Посередине странствия земного».  

О Цивисе

Публикатор: 
09.09.2010

Я начну неоригинальной фразой: мне нравится Цивис, – кому он не нравится?

Попробуем разгадать тайну этой общей любви.

Она завоевана, конечно, талантливостью. Однако можно назвать множество имен, ряд талантов, совсем не пользующихся симпатиями публики. Цивис подкупает непринужденностью. Он очень легок, его перо и кисть свободны, вольны, капризны, но неприхотливы. Самое приятное в его рисунке – отсутствие тяжести. Никогда он не дает чувствовать напряжение труда. Неизменное впечатление от его карикатур – их непосредственность, ненадуманность, какая-то природная естественность. Так ясно чувствуешь, что художник не искал тем, не придумывал острот, не выискивал уродливых черт, не делал искусственных нажимов, – все вылилось как бы само собой, как невольный смех, улыбка, рожденная зрелищем тайного человеческого уродства.

Страницы