Моя сестра Марлена

Три эссе

Публикатор: 
16.08.2010

Для всех великих поэтов бывает время, когда к ним охладевают, а потом время – когда снова вспоминают о них, снова они живы на определенный срок. С Маяковским, видимо, происходит то же... То есть, пока что он снова мертв, но оживет в какие-то времена! Изо всех великих поэтов судьба такая странная только у него: в процессы, происходящие с другими поэтами естественно – и в жизни, и после смерти, у Маяковского везде вмешивается искусственная, им же вызванная линия. Маяковский – один из представителей того фанатичного поколения, которое совершило Октябрьскую революцию...

На улице Пушкинской

15.08.2010

7 июня родные, друзья, коллеги прощались с поэтом Марленой Рахлиной на 2-ом харьковском кладбище, на старом погосте в конце Пушкинской улицы. Последние годы Марлена много болела и вот ушла из жизни в начале этого лета, не дожив два с лишним месяца до своего 85-летия. Атмосфера похорон представлялась мне значительной и скорбно-просветлённой – провожали в последний путь, по горячей июньской земле, человека, прожившего большую и достойную жизнь – и в творчестве, и в гражданском прямостоянии. Невольно ощущалось дыхание исторического контекста – по существу, без каких-либо официозных форсажей.  

Моя сестра Марлена. Из мемуарного цикла «Повторение пройденного»

12.08.2010

О своей родной сестре Марлене я почти никогда не писал как о поэте. Выносить оценки, даже просто обсуждать качество и масштаб творчества писателя – не дело его родни. Правда, в моей книге «О Борисе Чичибабине и его времени», написанной в 1997, а изданной в 2004 г., главы первая и предпоследняя посвящены их (Бориса с Марленой) «студенческому роману», переросшему в полувековую творческую и человеческую дружбу, даже семейную, но и там я старался воздерживаться от эмоций, оставляя таковые читателям.

Страницы