Лирический герой

Из статьи «Поэзия немолодых женщин»

18.08.2010

…Почему я, человек, вовсе не склонный к рецензированию стихов и в принципе худо в этом искусстве разбирающийся, вдруг решил написать о поэзии? Возможно, потому, что и сам немолод? И глубинные чувства авторов, выражаемые именно и только поэзией, прозвучали близко душе рецензента?   

Марлена Рахлина потрясает меня ещё и как литературный феномен. Насколько передавали (если это не сплетня), она в 1940-х годах была невестой Бориса Чичибабина, ещё до его «посадки», то есть являлась зрелым человеком уже свыше полувека назад! И вот в предпоследний год 20-го века на немолодую поэтессу, что называется, накатила поразительная волна вдохновения, или озарения, называйте как хотите… «С разбега» Марлена перевела на русский язык стихи моего лагерного друга, великого украинского поэта Васыля Стуса – и как сумела их перевести! Мне казалось, что столь точный и сильный перевод очень сложной поэзии Стуса даже теоретически невозможен, а у Рахлиной всё получилось на практике. Потом, что называется, залпом, Рахлина сочинила и новый сборник оригинальных стихов – в итоге он составил почти сто двадцать страниц! Сама понимает, конечно, что свершившееся с ней есть чудо – не случайно назван сборник «Октябрь, на июль похожий». Он, действительно, написан поразительно молодой, «июльской рукой!»

Три эссе

Публикатор: 
16.08.2010

Для всех великих поэтов бывает время, когда к ним охладевают, а потом время – когда снова вспоминают о них, снова они живы на определенный срок. С Маяковским, видимо, происходит то же... То есть, пока что он снова мертв, но оживет в какие-то времена! Изо всех великих поэтов судьба такая странная только у него: в процессы, происходящие с другими поэтами естественно – и в жизни, и после смерти, у Маяковского везде вмешивается искусственная, им же вызванная линия. Маяковский – один из представителей того фанатичного поколения, которое совершило Октябрьскую революцию...

На улице Пушкинской

15.08.2010

7 июня родные, друзья, коллеги прощались с поэтом Марленой Рахлиной на 2-ом харьковском кладбище, на старом погосте в конце Пушкинской улицы. Последние годы Марлена много болела и вот ушла из жизни в начале этого лета, не дожив два с лишним месяца до своего 85-летия. Атмосфера похорон представлялась мне значительной и скорбно-просветлённой – провожали в последний путь, по горячей июньской земле, человека, прожившего большую и достойную жизнь – и в творчестве, и в гражданском прямостоянии. Невольно ощущалось дыхание исторического контекста – по существу, без каких-либо официозных форсажей.  

Страницы