Лирический герой

Любляна

10.01.2011

– Ну, не могу я вас, Ирина Константиновна, допустить на выезд с тургруппой в Югославию. Мало того, что вы не член КПСС, так вы ещё и незамужняя, – и начальник первого отдела, с какой-то даже укоризной, посмотрел на неё.

– Иван Никифорович, вы же знаете, я и в партию хочу вступить, и замуж пора, так женихов нет, – умоляюще заговорила она.

– Голубушка Ирина Константиновна, вы же сами прекрасно и без меня знаете, что если бы вы были не представителем прослойки, интеллигенции этой, а класса-гегемона, то и проблем бы со вступлением в партию не было. Но вы же не фрезеровщица, а старший преподаватель, куда ж вам. И почему вы не замужем – перебираете, никто вам не подходит? А как же мне писать вам характеристику прикажете? Может, вы морально неустойчива, раз не замужем?! И я впросак попаду!

О рассказе Инны Иохвидович «Любляна»

10.01.2011

Рассказ из цикла И. Иохвидович «Встречи». Он о двух встречах двух женщин, словно на слова русского романса: «первая встреча, последняя встреча». Действительно, вторая встреча последняя, потому что на глазах главной героини рассказа Ирины Константиновны умирает её давнишняя (как она считала) соперница, да и сама Ирина стоит у черты, за которой небытие. Действие заканчивается в женской палате онкологической больницы.

А начинается вражда двух женщин давно, ещё в советские времена, когда туристическая группа едет в Югославию. Для того чтобы поехать в эту, казавшуюся тогда почти «капиталистической», страну, Ирина Константиновна почти бездумно соглашается на предложение куратора из КГБ написать отчёт о поездке, охарактеризовав каждого из участников.

«Литература не лекарство, она сама боль»

10.01.2011

Издатели нынче, я не имею ввиду масскультуру, тяготеют, на мой взгляд, к брутальности ради брутальности, к сексу ради секса, к насилию ради насилия...

И у развилки мы, как кажется, не стоим, так что не стоит надеяться на встречу ни с «серафимом, ни с херувимом».

Русская литература прошлого была сильна богоискательством, «вечными», страшными, «последними» вопросами... Интересом к маленькому Акакию Акакиевичу: «акакия» ведь всего-навсего прах. Но мешочек с акакией, т. е. с прахом держали в одной руке византийские императоры, а в другой державу. И горстка праха  уравновешивала собой символ власти?!

Часто представляется, что героев нынешней прозы волнуют вопросы не бытия, а быта, какой-то жизненной стабильности, устроенности и благоустроенности, мало кого волнует «звёздное небо и нравственный закон внутри нас»...

Завтрак у Товстоногова

08.01.2011

Более затхлого, более спертого воздуха, чем атмосфера осени 82-го, я не помню. С приходом Андропова после смерти архитектора застоя Брежнева, любому думающему человеку стало ясно: власть взял человек, ответственный за все акции борьбы с инакомыслием последних пятнадцати лет, за высылку из страны Солженицына, за ссылку в Горький Сахарова, за зондаж на вшивость творческих союзов и академических кругов. А те, кто внимательнее вникал в технологию принятия политических решений в СССР, помнили его роль в венгерских событиях в трагическом 56-м (как раз он был там послом), во вводе войск в Прагу 68-го, в Афганистан 79-го, знали о его давлении на Политбюро с целью ввести армию в Польшу в 80-м году.

Никого не могло сбить с толку, что новый вождь пишет стихи и ходит на службу пешком.

Последний посетитель. Действие второе

07.01.2011

П о с е т и т е л ь. Можно Грановича? (Пауза) Паша, ты?.. Ты в порядке? (Пауза) Совсем?.. Молодец. У тебя в кармане куртки – адрес. Сядь на трамвай и приезжай. Я жду. (Кладет трубку)

К а з м и н (От сейфа). Это еще зачем? Я не желаю видеть никакого Грановича.

П о с е т и т е л ь. Он по записи. Ермаков, посмотрите ваш список на сегодня. Он там есть. Гранович П. А. По личному делу. Сегодня – все по личному делу.

К а з м и н (С угрозой). Будьте любезны, позвоните Грановичу и отмените визит!

П о с е т и т е л ь. Он уже вышел.

К а з м и н (Решительно, хватая плащ). Ну тогда уйду я. (Ермакову) Вызовите мне машину! Я плохо себя чувствую. (Пытается влезть в плащ) На это я еще имею право...

Страницы