Книга стихов: страница 10 из 12

Опубликовано: 
26 марта 2012

Отчасти сходным образом отреагировал на выход «дв<ух> грузных том<ов> “Cor Ardens”» [1] другой поэт младшего поколения, акмеист Владимир Нарбут, писавший в своей рецензии: «“Cor ardens”, обе части его, должны знаменовать завершение известного крупного промежутка времени. Все душевные переживания, все “святое святых”, вся жизнь поэта – отражено в этой книге, как в зеркале. И действительно, когда осилишь, наконец, пятьсот страниц стихов, – поймешь, как трудно автору их далась работа над собою, – работа, надо заметить, выполненная особенно-напряженно тщательно и любовно! Сизифов труд» [2].

Как видим, серьезный просчет Иванова – составителя «Cor Ardens» оба рецензента усмотрели в стремлении поэта возможно более широко и разнообразно представить на страницах книги различные ипостаси своего «я», закономерно обернувшемся многократным увеличением объема этой КС. Упрек в превышении адекватного для читательского восприятия КС объема – едва ли не общее место в ряду претензий постсимволистов старшим модернистам: «Ужасно не люблю бесконечных произведений и больших книг – их нельзя прочесть зараз, нельзя вынести цельного впечатления, – признавался, например, кубофутурист Алексей Крученых. – Пусть книга будет маленькая, но никакой лжи; все – свое, этой книге принадлежащее вплоть до последней кляксы. Издание Грифа, Скорпиона, Мусагета… большие белые листы… серая печать… так и хочется завернуть селедочку… и течет в этих книгах холодная кровь» [3].

Противопоставляя себя символистам первой и второй волны, выход многие младшие постсимволисты – на практике, а Кузмин и некоторые другие старшие постсимволисты, скорее, декларативно, видели в создании и издании небольших по объему книжечек-циклов, написанных «залпом» и отражающих «одно-единственное чувство поэта» [4]. О том, что едва ли не первыми образцами таких КС в истории русской лирики стали «Эрос» Вячеслава Иванова и «Снежная маска» Блока, постсимволисты предпочитали не вспоминать.

Среди малостраничных КС постсимволистов мы находим книжечки самых разных, зачастую, враждебных друг другу поэтов. Это и составленный из 11 стихотворений «Самовар» Б. Садовского, с шутливой апологией самовара в авторском предисловии, с задающим тему всей книги эпиграфом из Я. Полонского (включающим в себя строку: «Самовар мой кипит на дубовом столе») и с образом самовара, возникающим в каждом стихотворении книги. Это и складывающаяся из 12 стихотворений-«главок» «Аллилуиа» В. Нарбута, макросюжет которой читатель должен реконструировать сам [5]. Это, наконец, эпатажная «Взорваль» Алексея Крученых, в которой отрывки из заумных стихотворений поэта, фрагментарные иллюстрации к ним О. Розановой, «Новыя сцены из “Игры в аду” Крученых – Хлебникова» и кусочек из теоретической статьи, написанной автором «Взорвали» разбросаны по страницам нарочито беспорядочно. Таким образом, обыгрывалось и оправдывалось заглавие всей книги – модернистская концепция КС как сверхтекстового единства кубофутуристом была Крученых взорвана, читателю предлагалось судить о ней лишь по обрывкам и ошметкам, представляющим, по Крученых, самостоятельную ценность.


[1] Нарбут В. И. Вячеслав Иванов. Cor Ardens. (Speculum Speculorum. Эрос. Золотые Завесы. Любовь и смерть. Rosarium). М. К-во «Скорпион», 1911 – 1912 гг. [рецензия] // Новый журнал для всех. 1912. № 9. С. 122.

[2] Там же.

[3] Крученых А. Е. К истории русского футуризма. Воспоминания и документы. М., 2006. С. 410.

[4] Обратим внимание на то обстоятельство, что «Осенние озера» Михаила Кузмина и его же «Глиняные голубки» никак нельзя назвать малостраничными образцами КС, и устроены они почти столь же прихотливо, как исподволь осуждавшаяся Кузминым книга Вячеслава Иванова. Так, «Осенние озера» разбиты на три больших раздела, каждый из которых, в свою очередь, состоит из нескольких циклов. Первый раздел – из пяти, ярко окрашенных чувственностью календарных циклов («Осенние озера», «Осенний май», «Весенний возврат», «Зимнее солнце», «Оттепель»), к которым примыкают подчеркнуто разнородные циклы «Маяк любви», «Трое», «Листки разрозненных повестей», «Разные стихотворения» и «Стихотворения на случай». Второй раздел составили два цикла – «Венок весны (газэлы)» и «Всадник». И, наконец, в третьем разделе книги чувственность сменяется религиозным смирением и очищением – сюда вошли два цикла «Духовные стихи» и «Праздники Пресвятой Богородицы». Мы видим, что полуупреки Кузмина, глумливо восхвалявшего Иванова за «ловкость и логичность», которую тот проявил «в составлении отделов и в группировке матерьяла» «Cor Ardens», с легкостью могли быть переадресованы самому автору «Осенних озер». Подробнее об устройстве «Осенних озер» см.: Тименчик Р. Д., Топоров В. Н., Цивьян Т. В. Ахматова и Кузмин // Russian Literature. 1978. N 3.

[5] Подробнее см.: Лекманов О. А. О книге Владимира Нарбута «Аллилуйя» (1912) // В. Я. Брюсов и русский модернизм. Сборник статей. М., 2004. С. 158 – 181.

Страницы