Книга стихов: страница 7 из 12

Опубликовано: 
26 марта 2012

Зато в составительской практике русских модернистов второй волны в качестве основного композиционного приема окончательно закрепилось деление КС на озаглавленные и (реже) неозаглавленные разделы – так устроена 31 книга из 35, представленных в таблице (88,5 %, что на 18,5 % больше, чем в предыдущий период). Без разбиения хоть одной своей КС на разделы не обошелся ни один из младших отечественных модернистов. «<В> общем облике целого творчества хронология не играет роли: дóлжно открыть в сумме стихов цикл стихов, их взаимное сплетение; и в этом открытии Лика творчества и происходит наша встреча с поэтами», – ретроспективно разъяснял подмеченную нами особенность построения КС младших модернистов Андрей Белый, употребляя термин цикл, в том числе, и как синоним раздела [1].

Приведенная цитата из Белого ясно показывает, что приверженность модернистов второй волны к разбиению своих книг на разделы зачастую влекла за собой отказ от хронологического, «дневникового» способа выстраивания стихотворений в книгах. Датировки встречаются лишь в 17 КС из 35, представленных в таблице (17,8 % – на 11,8 % меньше, чем в предыдущий период). Тем не менее, в книгах некоторых младосимволистов жесткая сетка озаглавленных разделов была наложена именно на поэтический дневник. Выразительный пример – КС М. Волошина «Годы странствий», чью дневниковую природу обнажают: а). Ее, содержащее «дневниковый хронотоп», заглавие; b). Способы датировок ее стихотворений (например: «В поезде между Парижем и Тулузой. Май 1901»); c). Дневниковые зачины многих из этих стихотворений (например, «Снова дорога. И силой магической // Все это вновь охватило меня…», или: «Ясный вечер, зимний и холодный, // За высоким матовым стеклом…»), хотя строгой хронологии автор в «Годах странствий» не придерживался. Жестким приверженцем хронологического принципа выказал себя Б. Садовской, в 1909 году выпустивший КС «Позднее утро», в которой разделы были поименованы годами создаваемых стихотворений, а сами тексты внутри разделов располагались по месяцам. «Сборник стихов можно уподобить собранию изображений самого поэта. Каждое стихотворение, однажды возникая, является более или менее схожим изображением породивших его переживаний, – утверждал поэт в предисловии к этой книге. – Но невозможно прошлое мешать с настоящим, – и стихи, как отдельные точки поэтического сознания, должны восприниматься в той самой последовательности, какую создало для них время. Оттого строго хронологический порядок всегда представлялся мне единственно удобным и нужным в деле собрания лирических произведений» [2].

Среднее арифметическое количество страниц в КС русских модернистов второй волны – около 143 страниц, что на 32 страниц меньше, чем в предыдущий период. Среди тех символистов, которые в 1903 – 1912 гг. активно экспериментировали с объемами своих книг, следует, в первую очередь, назвать имена двух поэтов. Это Вячеслав Иванов – автор малостраничной и малоформатной книжечки «Эрос», потом ставшей разделом первой книги монументального ивановского «Cor Ardens». И Александр Блок, чья небольшая книжка «Снежная маска» впоследствии без изменений и также в качестве раздела влилась в итоговый блоковский трехтомник. Отметим, что малый объем обеих книг был связан еще и с тем, что они вышли в единой серии. Интересно, что в анонсе стихотворных сборников Блока, помещенном на последней странице той самой «Снежной маски», которая никаким подзаголовком снабжена не была, она именуется «книгой стихов», а в соответствующем анонсе при блоковской КС «Земля в снегу» – «лирической поэмой». Сравним с характеристикой, данной В. Я. Брюсовым «Эросу»: «На маленькую книжку Вяч. Иванова надо смотреть как на единую лирическую поэму. Отдельные стихотворения, входящие в “Эрос”, тесно связаны между собой и в своей строгой последовательности образуют цельную, стройную песнь» [3].

 


[1] Андрей Белый. Предисловие // Андрей Белый. Стихотворения. Берлин – Пг. – М., 1923. С. 7.

[2] Садовской Б. Предисловие // Садовской Б. Позднее утро. Стихотворения Бориса Садовского. (1904 – 1908). М., 1909. <С. 3>. Отметим, что и Андрей Белый, когда в 1923 г. писал процитированное предисловие к своим «Стихотворениям», как это часто с ним бывало, отчасти отрицал собственный предшествующий опыт, прежде всего, опыт составления первого варианта книги «Урна», выстроенной именно как дневник, в центре которого образы гневливой «снежной девы» (Любови Дмитриевны Блок) и самого Белого – несчастного страдальца, а также стихотворения, описывающие штудии Канта и неокантианцев. «“Урна” – книга стихов чисто лирическая, – отмечал информированный Брюсов в рецензии на эту КС. – Почти во всех стихотворениях, собранных в ней, автор говорит от первого лица, не объективируя своих переживаний, не прикрываясь никакой маской. Это – непосредственные признания поэта, его исповедь» (Брюсов В. Я. Среди стихов. 1894 – 1924. С. 297).

[3] Там же. С. 297.

Страницы