Книга стихов: страница 3 из 12

Опубликовано: 
26 марта 2012

Как известно, функция заглавий поэтических сборников русских стихотворцев первой половины XIX столетия обычно сводилась к представлению имени автора: «Стихотворения Василия Жуковского», «Стихотворения барона Дельвига» и др. Но уже заглавие книги Е. Баратынского «Сумерки» или фетовское заглавие «Вечерние огни» закономерно воспринималось читателем как до предела сжатый метафорический конспект всей КС, вобравший в себя ее ключевые темы, но не сводимый ни к одной из них [1]. Четыре отечественных модерниста старшего поколения – В. Брюсов, К. Бальмонт, И. Коневской и А. Добролюбов дали всем своим ранним авторским КС яркие говорящие заглавия (а Брюсов через отчасти однотипные, латинские и греческие названия еще и объединил первые свои 5 книг в тематическую серию) [2]. Двое старших модернистов, З. Гиппиус и Ф. Сологуб, напротив, использовали книжное заглавие как минус-прием – книги Брюсова и Бальмонта послужили для этих поэтов контрастным фоном. Д. Мережковский, выпустивший в 1892 г. КС с громким программным заглавием «Символы», впоследствии, не без влияния З. Гиппиус, тоже перешел на неброские, играющие служебную роль заглавия.

Подзаголовками снабжены 15 поэтических книг из 27, представленных в нашей таблице (55,5 %). Из них 7 подзаголовков (к заглавиям КС Бальмонта, Брюсова и Сологуба) содержат в своем составе слово «книга», прямо указывающее читателю на то, что перед ним не сборник, а именно книга стихов, «большая форма» нового типа. Об этом же, но чуть менее прямолинейно говорят подзаголовки нескольких КС Бальмонта, представляющие собой тематические камертоны ко всем стихотворениям той или иной его книги («Лирика современной души», «Стихийные гимны» и др.).

Общими посвящениями снабжены 6 поэтических книг из 27, представленных в таблице (22 %); общими эпиграфами – 9 из 27 (33 %).

 


[1] О книжных заглавиях см.: Кржижановский С. Поэтика заглавия // Кржижановский С. «Страны, которых нет»: Статьи о литературе и театре. Записные тетради. М., 1994; Поэтика заглавия. Сборник научных трудов. М. – Тверь, 2006.

[2] «Мышление» заглавиями и вообще было характерно для Брюсова. Приведем здесь текст его стихотворения «О себе самом», вошедшего в книгу поэта «Последние мечты» (М., 1920. С. 11 – 12):

Когда мечты любви томили

На утре жизни, – нежа их,

Я в детской книге «Ювенилий»

Влил ранний опыт в робкий стих.

 

Мечту потом пленили дали:

Японский штрих, французский севр,

Все то, об чем века мечтали, –

Чтоб ожил мир былой – в «Chefs d'oeuvre».

 

И, трепет неземных предчувствий

Средь книг и беглых встреч тая,

Я крылий снам искал в искусстве

И назвал книгу: «Это – я!»

 

Но час настал для «Третьей Стражи».

Я, в шуме улиц, понял власть

Встающих в городе миражей,

Твоих звенящих зовов, страсть!

 

Изведав мглы блаженств и скорби,

Победы пьяность, смертный страх,

Я мог надменно «Urbi et Orbi»

Петь гимн в уверенных стихах.

 

Когда ж в великих катастрофах

Наш край дрожал, и кликал Рок, –

Венчая жизнь в певучих строфах,

Я на себя взложил «Венок».

 

В те дни и юноши и девы

Приветом встретили певца,

А я слагал им «Все напевы»,

Пленяя, тайной слов, сердца.

 

Но, не устав искать, спокойно

Я озирал сцепленья дней,

Чтоб пред людьми, в оправе стройной,

Поставить «Зеркало Теней».

 

Я ждал себе одной награды, –

Предаться вновь влеченью снов,

И славить мира все услады,

И «Радуги» все «семь цветов»!

 

Но гром взгремел. Молчать – измена,

До дна взволнован мой народ...

Ужель «Девятая Камена»

Победных песен не споет?

 

А вслед? Конец ли долгим сменам?

Предел блужданьям стольких лет?

«Хвала вам, девяти Каменам!»

Но путь укажет Мусагет!

 

Страницы