Феликс Рахлин

Феликс Давидович Рахлин

Феликс Давидович Рахлин родился в 1931 г. в Ленинграде в семье «старых комсомольцев». Отец – преподаватель в военной академии, мать – партработник. В 1936 г. семья переезжает в Харьков, где вскоре обоих родителей исключают из партии за участие в оппозициях и связь с другими оппозиционерами, в том числе с братьями, сёстрами и… друг с другом. В дальнейшем вся жизнь Ф.Д. Рахлина, вплоть до 1990 г. (за исключением периода немецкой оккупации, когда семья бежала на Восток: 1941 – 44, и действительной службы в Советской армии (1954 – 57)), прошла в Харькове, где в 1954 г. он окончил педагогический институт, с 1957 по 1990 гг. работал журналистом в печати и на радио, а также воспитателем и учителем в школах и техникуме. В 1950 г, вскоре после окончания средней школы, пережил арест и внесудебное (по приговору «особого совещания) осуждение родителей: к 10 годам «особых» лагерей (Реабилитированы после 20 съезда КПСС, и вскоре умерли). В период «перестройки» принял активное участие в организации правозащитного общества «Мемориал» и освещал его деятельность в прессе. В 1990 г. вместе с семьёй эмигрировал в Израиль. Там работал несколько лет рабочим на заводе, литредактором русскоязычной газеты, стал автором множества статей и корреспонденций в СМИ, опубликовал два сборника своих стихотворений: «Остаюсь человеком», 2000, и «Свобода Слова», 2002. Они содержат как лирику разных лет, так и поэтическую публицистику, а также стихотворные юморески и сатиры, которые он, поселившись в г. Афула (1991), стал подписывать шуточным псевдонимом «Афулей». Сочетание серьёзного тона и шутки – характерная черта его творческого почерка и в прозе, и в стихах.  

В Харькове вышли две книги его мемуарной прозы: «О Борисе Чичибабине и его времени. Строчки из жизни» (2004) и (в соавторстве с отцом, Давидом Рахлиным) книга «Рукопись» (2007): это рассказ отца о пережитых им годах сталинского лагеря, воссозданный сыном по тем наброскам плана, которые отец успел записать перед ранней смертью.  

В Интернете мемуарная проза Ф. Рахлина (кроме названных, ещё 4 книги) представлена в сетевом журнале Самиздат, а стихи – на сайте  Поэзия.ру.  

Феликс Рахлин – член Союза русскоязычных писателей Израиля. В 1999 г. по итогам международного конкурса, посвящённого 200-летию со дня рождения А.С.Пушкина, за стихотворение, посвящённое великому русскому поэту, был награждён Почётной Грамотой Всемирного общества пушкинистов и книгой Евг. Евтушенко с автографом автора.  

С 1999 по 2003 гг. Феликс Рахлин руководил городской литературной студией, выпустившей под его редакцией 4 альманаха, в которые вошли произведения членов студии.  

Особую роль в жизни Ф. Рахлина сыграли знакомство и творческая дружба с известным израильским литературным переводчиком Шломо Эвен-Шошаном (1910 – 2004). Книгу избранных стихотворений Б. Чичибабина Шломо издал на иврите. Рахлин посвятил несколько своих статей описанию богатейшего «русского архива» Ш. Эвен-Шошана, осуществил публикацию писем к Шломо от Анатолия Кузнецова – автора романа-документа «Бабий Яр» – и многое сделал для сохранения архива и уникальной русской библиотеки литератора-киббуцника. Шломо перевёл на иврит цикл стихотворений Ф. Рахлина «Четыре прадеда». Перевод опубликован в альманахе «Роза ветров» № 4 (20), Тель-Авив, 2004 г.  

В настоящее время живёт в г. Афула (Израиль). 

К читателям в Израиле

Публикатор: 
05.10.2009

Роман-документ «Бабий Яр» я публикую в том виде, как написал его в действительности. Возможность подобной публикации мне до сих пор кажется чудом. Раньше я писал и публиковал в СССР свои произведения в течение 25 лет, и за всё это время ни одно из них не было напечатано в том виде, в каком я их написал.   

В советских условиях чудом было уже и то, что «Бабий Яр» вообще попал в печать, – хоть в урезанном виде, но проскользнул. То был короткий период «оттепели» после хрущёвского «разоблачения культа личности Сталина», и многим казалось, что начинается серьёзная либерализация. Широко известно, что в журнале «Новый мир» по разрешению Хрущёва был опубликован «Один день Ивана Денисовича», но мало кто знает, что из того же журнала власти заставили вырезать уже подготовленные к печати романы К. Симонова, А. Бека и других, а то, что всё-таки печатали, иногда бывало урезано цензурой наполовину. И уж это точно, что половина осталась от моей повести «У себя дома», когда она в конце концов была напечатана в 1964 году в январском номере «Нового мира». Вот такая была либерализация.

Страницы