Феликс Рахлин

Феликс Давидович Рахлин

Феликс Давидович Рахлин родился в 1931 г. в Ленинграде в семье «старых комсомольцев». Отец – преподаватель в военной академии, мать – партработник. В 1936 г. семья переезжает в Харьков, где вскоре обоих родителей исключают из партии за участие в оппозициях и связь с другими оппозиционерами, в том числе с братьями, сёстрами и… друг с другом. В дальнейшем вся жизнь Ф.Д. Рахлина, вплоть до 1990 г. (за исключением периода немецкой оккупации, когда семья бежала на Восток: 1941 – 44, и действительной службы в Советской армии (1954 – 57)), прошла в Харькове, где в 1954 г. он окончил педагогический институт, с 1957 по 1990 гг. работал журналистом в печати и на радио, а также воспитателем и учителем в школах и техникуме. В 1950 г, вскоре после окончания средней школы, пережил арест и внесудебное (по приговору «особого совещания) осуждение родителей: к 10 годам «особых» лагерей (Реабилитированы после 20 съезда КПСС, и вскоре умерли). В период «перестройки» принял активное участие в организации правозащитного общества «Мемориал» и освещал его деятельность в прессе. В 1990 г. вместе с семьёй эмигрировал в Израиль. Там работал несколько лет рабочим на заводе, литредактором русскоязычной газеты, стал автором множества статей и корреспонденций в СМИ, опубликовал два сборника своих стихотворений: «Остаюсь человеком», 2000, и «Свобода Слова», 2002. Они содержат как лирику разных лет, так и поэтическую публицистику, а также стихотворные юморески и сатиры, которые он, поселившись в г. Афула (1991), стал подписывать шуточным псевдонимом «Афулей». Сочетание серьёзного тона и шутки – характерная черта его творческого почерка и в прозе, и в стихах.  

В Харькове вышли две книги его мемуарной прозы: «О Борисе Чичибабине и его времени. Строчки из жизни» (2004) и (в соавторстве с отцом, Давидом Рахлиным) книга «Рукопись» (2007): это рассказ отца о пережитых им годах сталинского лагеря, воссозданный сыном по тем наброскам плана, которые отец успел записать перед ранней смертью.  

В Интернете мемуарная проза Ф. Рахлина (кроме названных, ещё 4 книги) представлена в сетевом журнале Самиздат, а стихи – на сайте  Поэзия.ру.  

Феликс Рахлин – член Союза русскоязычных писателей Израиля. В 1999 г. по итогам международного конкурса, посвящённого 200-летию со дня рождения А.С.Пушкина, за стихотворение, посвящённое великому русскому поэту, был награждён Почётной Грамотой Всемирного общества пушкинистов и книгой Евг. Евтушенко с автографом автора.  

С 1999 по 2003 гг. Феликс Рахлин руководил городской литературной студией, выпустившей под его редакцией 4 альманаха, в которые вошли произведения членов студии.  

Особую роль в жизни Ф. Рахлина сыграли знакомство и творческая дружба с известным израильским литературным переводчиком Шломо Эвен-Шошаном (1910 – 2004). Книгу избранных стихотворений Б. Чичибабина Шломо издал на иврите. Рахлин посвятил несколько своих статей описанию богатейшего «русского архива» Ш. Эвен-Шошана, осуществил публикацию писем к Шломо от Анатолия Кузнецова – автора романа-документа «Бабий Яр» – и многое сделал для сохранения архива и уникальной русской библиотеки литератора-киббуцника. Шломо перевёл на иврит цикл стихотворений Ф. Рахлина «Четыре прадеда». Перевод опубликован в альманахе «Роза ветров» № 4 (20), Тель-Авив, 2004 г.  

В настоящее время живёт в г. Афула (Израиль). 

Наречие любви

28.01.2013

Из трёх поэтических книг Ирины Рувинской («Коммуналка», «Пока» и «Наперечёт») названия двух последних морфологически, скорее всего, представляют собой наречия. Однако по-русски этим термином обозначается не только часть речи, но и, как гласит один из словарей, «разновидность языка, употребляемая в качестве средства общения лицами, связанными между собой территорией, профессиональной или социальной общностью» (я бы ещё прибавил - общностью духовной). То есть, наречие - это и своего рода диалект, «язык» родственно чувствующих себя людей...

О Борисе Чичибабине и его времени

20.05.2012

Книга воспоминаний о выдающемся русском поэте Борисе Чичибабине (1923-1994), о его времени и некоторых ближайших его друзьях.

Большая часть жизни поэта прошла в Харькове. Ещё в юные годы за бунтарские стихи, оппозиционные режиму Сталина, он был арестован и пять лет провёл в северном лагере. В мемуарах одного из близких ему людей рассказано о предыстории этого ареста, о дальнейших творческих и житейских злоключениях, преследованиях и утеснениях, которым подвергался поэт со стороны партийно-советской верхушки в течение всей своей жизни, об особенностях личности и характера, во многом противоречивого, но всегда яркого и цельного. Отдельная глава посвящена беспримерному в русской литературе тематическому кругу стихов русского «по крови» поэта против антисемитизма, в защиту еврейства и его права на собственный выбор судьбы и родины.

Голуби мира

10.04.2011

Директором школы была Матрёна Петровна: большая, седоватая, чисто вымытая, благостная и - трусливая. Боялась она - всего, но главное - начальства. Зато завучем при ней был орёл. Ну, не орёл, так лев. Лев Абрамович Мильман.

За год или два до этого - примерно, в 1948-м или 49-м - он и сам возглавлял одну центральную мужскую школу. В Израиле как раз шла война за Независимость, вызывавшая в СССР особенно острый интерес, во-первых, у евреев, а, во-вторых, у юдофобов. И тем, и другим было как-то странно и забавно, что у евреев есть собственная армия, что она воюет, да при этом ещё и бьёт своих противников. В центральной школе нашего большого украинского города было много еврейских детей. Кто-то из подростков однажды мелом написал на классной доске:

Проводится запись добровольцев в Палестину.

Моя сестра Марлена. Из мемуарного цикла «Повторение пройденного»

12.08.2010

О своей родной сестре Марлене я почти никогда не писал как о поэте. Выносить оценки, даже просто обсуждать качество и масштаб творчества писателя – не дело его родни. Правда, в моей книге «О Борисе Чичибабине и его времени», написанной в 1997, а изданной в 2004 г., главы первая и предпоследняя посвящены их (Бориса с Марленой) «студенческому роману», переросшему в полувековую творческую и человеческую дружбу, даже семейную, но и там я старался воздерживаться от эмоций, оставляя таковые читателям.

Палеонтология души

10.05.2010

Давида Моисеевича Рахлина арестовали 8 августа 1950 прямо на работе – в харьковском «Госпроме». В тот же день забрали жену. Всего в семье в период сталинского террора пострадало более десяти человек. За год до ареста Давида взяли его родного брата – Абрама, а чуть раньше – двоюродного брата, уже отсидевшего десятилетний срок. Двое родственников были расстреляны.

Преподаватель Военно-политической академии, научный сотрудник Ленинградского института экономики Давид Рахлин был исключен из ВКП(б) в 1936 году вместе с женой Блюмой Абрамовной. Жили они тогда в Харькове, куда Рахлиных удалили из Питера после убийства Кирова.

До войны им всё-таки повезло – избежали иезуитской расправы чрезвычайной «тройки». И вот, когда годы приближались к пятидесяти – грянуло: арест, застенки КГБ, обвинение в контрреволюционной деятельности, скорый приговор – десять лет исправительно-трудового режима, воркутинский особый «Речлаг» вечная мерзлота котлована…

Страницы