Борис Эскин

ЭСКИН Борис Михайлович, член Союза писателей Израиля.

Родился в 1937 году в Днепропетровске. Более 30 лет прожил в Севастополе. Репатриировался в Израиль в 1994 году.    

Был паровозным кочегаром, моряком, актером и режиссёром, заведующим литературной частью театра, газетчиком и радиожурналистом, ведущим программ и главным редактором телевидения.

Сборники стихов: «Рабочий океан» (1973), «Травы пахнут морем» (1980), «Книга пустыни» (1996), «Книга дождя» (1998), «Книга возвращения» (2001), «Круг» (2005), «Четырнадцать медноголосых строк» (2006). Повести для юношества (в соавторстве с М. Лезинским): «Мальчишка с бастиона» (1966), «Сын бомбардира» (1978), «Живи, Вилор!» (1983). Очерково-документальные книги: «По закону моря» (1974), «Плывёт в океане завод» (1976), «Остановись, мгновенье!» (2005). Пьесы: «Придет корабль российский» (1982), «Оборона» (1983), «Легенда о Наоми» (2003) и др.  

Мгновения с Юлианом Семёновым. Часть 4. Мухалатские тайны

28.06.2010

Я набираю привычный и такой простой номер: 78-10-10.

– Алло, Мухалатка? Елена Константиновна, это Борис…

– А, из Севастополя, что ль? Они упредили заране. Сказывали, что к восьми отохотятся.

Речь «Лёли», как величают все в окружении писателя его верного «цербера», невероятно своеобычна. Я заметил, что Семенов, перенял у нее немало колоритных словечек и целых фраз, составленных из уморительной мешанины всех возможных русских диалектов. Что, к слову, вообще очень характерно для сельских жителей Крыма.

Мгновения с Юлианом Семёновым. Часть 3. Ляндресы и Кончаловские

28.06.2010

Запечатав в конверт очередную главу «Экспансии-2» для журнала «Знамя», Семенов заторопился.

– Подскочим в Ялту. Мой шурин отдыхал в «Актере», сегодня улетает в Москву. Договорились, что передаст в редакцию…

Неожиданная поспешность ничуть не удивила. При всей своей внутренней организованности и невероятной работоспособности, Юлиан Семенович вечно не успевал с рукописями книг, статей и сценариев к обещанному сроку. Может, обещал слишком многим и слишком многое.

Мгновения с Юлианом Семёновым. Часть 2. Премьера

28.06.2010

У советских писателей была особая, романтическая любовь к Испании. Достаточно вспомнить Михаила Светлова, его легендарную «Гренаду», пьесу Константина Симонова «Парень из нашего города» с русским танкистом, воевавшим в рядах испанских республиканцев, книгу очерков Ильи Эренбурга «Испанский закал», публицистику Михаила Кольцова.

Не миновал нежной и будоражащей привязанности к родине Сервантеса, Гойи и Лорки автор пьесы «Провокация» Юлиан Семенов. Он знавал множество стран на всех континентах планеты, но Испания всегда занимала в сердце ни кем не замещаемое место.

Мгновения с Юлианом Семёновым. Часть 1. Пьеса из красно-желтой папки

28.06.2010

Телефон зазвонил в начале девятого. Уже стемнело. Ноябрь в Крыму не дает насладиться закатными фантазиями остывающего окоема. С безжалостной поспешностью тушит и малиновые облака, обрамленные золотыми кружевами, и багряно-желтую мозаику густых приземистых лесов, и сине-розовые залысины известковых круч, и мрачную бронзу сошедших к воде скал.

Звонок был из Мухалатки, махонького поселка в горах за Байдарами, на Южном берегу. Звонил Юлиан Семенов.

Палеонтология души

10.05.2010

Давида Моисеевича Рахлина арестовали 8 августа 1950 прямо на работе – в харьковском «Госпроме». В тот же день забрали жену. Всего в семье в период сталинского террора пострадало более десяти человек. За год до ареста Давида взяли его родного брата – Абрама, а чуть раньше – двоюродного брата, уже отсидевшего десятилетний срок. Двое родственников были расстреляны.

Преподаватель Военно-политической академии, научный сотрудник Ленинградского института экономики Давид Рахлин был исключен из ВКП(б) в 1936 году вместе с женой Блюмой Абрамовной. Жили они тогда в Харькове, куда Рахлиных удалили из Питера после убийства Кирова.

До войны им всё-таки повезло – избежали иезуитской расправы чрезвычайной «тройки». И вот, когда годы приближались к пятидесяти – грянуло: арест, застенки КГБ, обвинение в контрреволюционной деятельности, скорый приговор – десять лет исправительно-трудового режима, воркутинский особый «Речлаг» вечная мерзлота котлована…

Страницы